(by TRANSLATE.RU)

Янукович. Президент в изгнании

ССЫЛКИ:
Твиттер, ведущийся
от имени В.Ф.Януковича

Фейсбук
В.В.Януковича-младшего

Цей сайт створений редакцією politika.su, яка не має відношення до Януковича Віктору Федоровичеві, але має намір збирати і публікувати повідомлення ЗМІ і документальні свідоцтва про його діяльність і переміщення після 21 лютого 2014 року. Сайт Януковіч.укр створен в ніч на 6 березня, але через 3 години доменне ім'я було видалено з реєстру по невідомо чиїй вказівці. Контент перенесений на yanukovych.org = yanukovich.org. Дати і час, якщо не обумовлено, вказуються по Київському часу; для подій в Росії - переважно за московським часом (МЧ = КЧ+2; с 30.3.2014 - МЧ = КЧ+1). На жаль, ми не можемо надати повноцінний переклад українською мовою пропонованих матеріалів, більшість з яких початково створена російською мовою.
Настоящий сайт создан редакцией politika.su, не имеющей никакого отношения к Януковичу Виктору Федоровичу, но намеренной собирать и публиковать сообщения СМИ и документальные свидетельства о его деятельности и перемещениях после 21 февраля 2014 года. Сайт Янукович.укр запущен в ночь на 6 марта, но через 3 часа доменное имя было удалено из реестра по неизвестно чьему указанию. Контент перенесён на yanukovych.org = yanukovich.org. Даты и время, если не оговорено, указываются по Киевскому времени (UTC+2, МВ-2; с 30.3.2014 - UTC+3, МВ-1).

10 декабря 2015


Интервью В.Ф.Януковича РИА "Новости"

5 августа 2014

По сообщению московской газеты "Ведомости", официальный журнал Европейского союза опубликовал информацию об иске В.Ф.Януковича в Европейский суд от 14 мая 2014, где он обжалует решение Совета ЕС от 5 марта 2014 г., согласно которому были заморожены банковские счета Януковича и 18 его соратников, включая двух сыновей — Александра и Виктора. Иск от имени Януковича был подан британским юристом Томасом Бизли, указано в журнале. Рассмотрение подобных дел длится обычно года два.

26 мая 2014

ИТАР-ТАСС распространил выдержки из заявления В.Ф.Януковича по поводу президентских выборов 25 мая.

"Прошли внеочередные выборы президента Украины. Вне зависимости от того, в каком регионе и какой процент населения пришел голосовать, какой Вы сделали выбор - я этот выбор, сделанный в самое трудное время для нашей Родины, уважаю."

"Но хочу отметить, что для легитимности выборов и легитимности самого президента необходимо участие юго-востока нашей страны. Многие избиратели этих регионов были оскорблены и унижены действиями нелегитимной «власти», которая пришла в результате военного переворота"

"...сегодня все большее количество людей во всем мире получает доступ к правдивой информации и с ужасом наблюдает, как одно чудовищное преступление сменяется другим"

"Это и невинно сожженные и убитые люди в Одессе, расстрелы в Мариуполе, Красноармейске, Славянске, Краматорске… Собственный народ уничтожают с применением гранатомётов, миномётов, артиллерии, БТР и БМП, танков, боевых вертолетов с ракетными комплексами - это безумие, и оно безнаказанно"

"...европейские политики с ужасом смотрят на то, что натворили, пытаясь из корпоративной этики не замечать преступления, инфантильно ожидая благополучной развязки"

"Никто не может ответить, зачем и за что гибнут наши люди! Это, что такую цену должен заплатить украинский народ за власть, независимо от того кто ее возглавит. Я соболезную каждой матери и отцу, каждому, кто потерял близких. Принять и осознать сообщение о смерти близкого - это огромная трагедия".

Он напомнил, что всегда стремился решить конфликт только мирным путем, старался не допустить унижение той или иной части Украины, тем более кровопролития - пересказывает дальнейший текст ИТАР-ТАСС.

"Да и полицейские спецсредства, совершенно привычные и обыденные в странах Евросоюза и США были применены к радикальным митингующим только после неоднократного сожжения сотрудников "Беркута". Милиционеры не стреляли в митингующих 18-20 февраля 2014 года. Но вот по сотрудникам милиции 18-19 февраля огонь вели снайперы с Майдана. Было убито 14 милиционеров и 86 ранено. Милиционеры героически стояли под огнем без оружия. Тогда ни они и ни мы еще не понимали - что они делают для страны. Они ценой своей жизни предотвращали смерти многих и ту войну, которую сейчас начала «новая власть». Вместе с милиционерами расстреливали и своих же активистов Майдана - «Небесную Сотню». (здесь не вполне ясно, на каком месте обрывается цитата и начинается пересказ). Поэтому, по мнению Януковича, до сих пор и не проводится расследование, не изымаются пули, не допрашиваются свидетели, а дела украдены - пишет ТАСС.

"За последние несколько месяцев мы все поняли, какую цену платит украинский народ за безнаказанное безумие - уничтожения и развала государства".

"...вернуться к прежней жизни без угроз, разгула уличного криминалитета и безвластия, разрухи экономики будет очень сложно"

"Но первое и главное сейчас, что нужно сделать, именно сейчас и немедленно, это - остановить кровопролитную войну против собственного народа. Вывести войска из Донбасса и юго-востока Украины. Немедленно остановить противостояние и дать нашему народу мир и возможность матерям видеть своих детей, а детям своих отцов. Нужны решительные действия по восстановлению мира и порядка на нашей земле".



21 апреля 2014

РИА Новости сообщило в пересказе с частичным цитированием о новом заявлении В.Ф.Януковича:


"В связи с резко обострившейся ситуацией на востоке Украины требую безотлагательно принять следующие меры:

1. Немедленный отвод всех вооруженных сил Украины в места постоянной дислокации.

2. Немедленный вывод с востока Украины направленных туда отрядов так называемой Национальной гвардии, переодетых в военную форму, вооруженных автоматическим оружием и гранатами.

3. Немедленное начало мирного диалога с выдвинутыми населением восточных регионов лидерами с целью поддержания там систем жизнеобеспечения", — говорится в документе, поступившем в российские информационные агентства.

По мнению Януковича, "те, кто считает себя властью в Киеве", в шаге от кровопролития. "Кровь не смывается. Остановитесь! Применение вами оружия на востоке Украины уже ничего не изменит. Люди оскорблены. Вы назвали миллионы людей террористами. У людей уже нет другого пути, кроме борьбы за свои права, свою жизнь и своих детей", — отметил он.

После выполнения трех задач необходимо провести референдумы по вопросам федерализации страны и полномочий областей, а также о президентской либо парламентской форме власти в Украине, считает он. По итогам этих референдумов нужно осуществить конституционную реформу, провести парламентские и президентские выборы с созданием системы международного контроля за их проведением, обеспечив самый широкий доступ наблюдателей.

"Это единственный путь к сохранению целостности Украины. Если этого не будет сделано, нашей стране грозит распад, вряд ли мирный. Скорее — через гражданскую войну. Опомнитесь! Вы толкаете брата на брата, а воспользуются этой бедой другие. Еще раз обращаюсь к военнослужащим, сотрудникам специальных сил. Вас хотят использовать, хотят, чтобы вы пролили кровь, а потом эту кровь на вас же и повесить. Вы же сами понимаете, что так и будет. Не переходите черту! Не выполняйте преступные приказы! Я призываю всех граждан Украины сохранить присущие нам терпимость, спокойствие, уважение друг к другу, в каком из регионов мы бы ни жили. Мы должны и мы сможем сохранить нашу любимую Украину", — говорится в документе.



13 апреля 2014

Вечером В.Ф.Янукович дал 15-минутную пресс-конференцию совместно с генпрокурором (в изгнании) Пшонкой и министром внутренних дел (в изгнании) Захарченко. См. видео на сайте vesti.ru (телеканал "Россия-24").

2 апреля 2014

Днём В.Ф.Янукович дал телеинтервью НТВ и Associated Press. Видеозапись - на сайте НТВ, полный текст - на сайте "Комсомольской правды". Ниже приводится текст из "Комсомольской правды", сверенный и уточнённый по звукозаписи.

- Мы готовы начинать, да? Господин Янукович, большое спасибо, что Вы нашли время сегодня уделить нам внимание, дать первое интервью с момента вашего прибытия в Россию. Я хотела бы задать Вам вопрос относительно одной темы, о которой вас еще не спрашивали. Я хотела бы спросить Вас о том, почему вы призываете к проведению референдумов в разных частях Украины? Зачем вы это делаете, почему?

- Спасибо за вопрос. Я, конечно, со своей стороны, хотел бы поблагодарить Вас за тот интерес, который Вы проявляете в этом интервью. И возможность для меня сказать или дать ответы на многие вопросы, которые Вас интересуют. Что касается референдума. Это идея не новая. Это идея, которая практически была с первых лет независимости Украины. Эта дискуссия шла в обществе. И причина этому то, что Украина очень разная. Запад Украины и восток Украины имеют совершенно различные структуры экономики, имеют... корни истории развития этих территорий также различные. То есть, есть очень много противоречий и взглядов в тех регионах среди людей, которые их населяют. И история формирования этих регионов, она говорит о том, что противоречия, которые сегодня возникли, и они набрали такой остроты, они не случайны.

Поэтому моя точка зрения, что не случайно весь мир, около 40% стран мира, имеют федеративное устройство. Во многих странах с федеративным устройством имеют по два или несколько государственных языков. То есть, государственное устройство и политика государства направлены на создание комфортных условий для жизни людей и развития территорий. И федерализация не несёт никаких угроз развала государства. Наоборот, объединяет интересы многих людей и создает для них и для их потомков условия развития. Исповедование той культуры, которую они исповедуют, язык родной, на котором они говорят, и так далее. На мой взгляд, как раз в федерализации заложены глубокие основы демократии, демократического общества.

Поэтому противоречия, которые возникли в последнее время в Украине, закрывать на них глаза или уши нельзя. Нужно постараться услышать людей и их понять. И вот яркий пример этому - это та боль или та трагедия, которая произошла с Крымом, с которой очень трудно сегодня согласиться. Это яркий пример, когда население такого крупного региона на вот этих протестных настроениях провело референдум и вышло из состава Украины фактически. И я лично с этим не могу согласиться. Если бы это было при мне, я бы постарался этого не допустить.

- В развитие Вашего ответа, Вы одобряете присоединение Крыма к России, вхождение Крыма в состав России?

- А я Вам уже ответил. Как я могу, как президент страны, относиться к этому, когда разваливается страна? И я еще раз хочу повторить, те процессы, которые сейчас проходят на востоке, юге Украины, к ним тоже нужно относиться очень серьезно. И всё, что произошло с Крымом - это заслуга нынешних правителей Украины. Это их радикальная позиция по отношению к русскому языку, по отношению к тем территориям, которые населены русскоговорящим населением. Попытка диктовать им, как нужно жить, привела к тому, что люди, проживающие на этих территориях, выступили с протестами. Эта форма протеста вылилась в референдум. Только националисты со своими радикальными подходами в тех условиях, которые были в Украине, способны были достичь такого результата - разделения страны.

- Президент Путин сказал, что Вы обратились к России с просьбой об использовании Вооруженных Сил России для защиты жизни, свободы и здоровья граждан Украины.

- Я это сделал не случайно. Потому что я сам стал объектом нападения бандитов. Ведь по всей стране стали разъезжать вооруженные банды. Они в том числе преследовали и меня на территории Украины, стреляли из автоматического оружия по моему кортежу. Ранили моего офицера и так далее. Я об этом сказал и попросил не случайно. Потому что разгул бандитизма, националистов, имеющих корни фашистские, это нужно прямо об этом говорить, допускать нельзя. И на это нужно было среагировать намного раньше. Намного раньше, когда мы проводили переговоры в Киеве. Я неоднократно говорил о том, что радикалы вооруженные сегодня не слушают уже никого - ни власть, ни оппозицию. Оппозиция на них очень мало влияет или делает вид, что не влияет. Здесь нужно разобраться. Но в любом случае, развитие таких событий, когда вооруженным путем, насильственным путем происходит смена власти, антиконституционным путем, это не должно поощряться, и этих людей нельзя называть активистами. Это бандиты, которые занимались и занимаются мародерством, бандитизмом - убивают людей.

- Если жизнь и здоровье граждан Украины в восточных и юго-восточных областях окажутся под угрозой, означает ли это, что Россия должна использовать и там вооруженные силы для их защиты?

- Я считаю, что сегодня власть имеет проблему, которую нужно решать. И сегодня не проблема президентских выборов. Как говорят, нельзя ставить телегу впереди упряжки лошадей. Вначале нужно разобраться с устройством государства, найти консенсус с гражданами Украины, со всеми регионами. Это может сделать только референдум. Референдум, конечно, это путь к конституционной реформе. Только конституционная реформа может фактически снять те противоречия или положить начало снятию противоречий, а затем - выборы. В зависимости от того, какое решение примут граждане Украины на всеукраинском референдуме, каким должно быть государство - унитарным или федеративным. Каким должно быть государственное управление. Или парламентское это государство, или президентское. И в зависимости от этого после конституционной реформы нужно будет проводить или парламентские, или президентские выборы. Поэтому поспешность при принятии решения о проведении президентских выборов - это путь к дальнейшей дестабилизации ситуации в стране. А любая дестабилизация в таких условиях несёт огромные угрозы раскола в обществе. Даже возможного раскола государства. Этого допустить нельзя.

- Что касается президентских выборов. Тем не менее, они назначены на 25 мая. Ваше отношение к этому действу? Насколько выборы могут быть прозрачными, демократичными, насколько они легитимны, в конце концов? И можно ли назвать победителя этих выборов законным главой государства?

- Ну, во-первых, нужно посмотреть, как, в каких условиях нынешние правители пришли к власти. Если с точки зрения законности, конечно, здесь законности и конституционности нет и не было никакой. Поэтому легитимность этих выборов остаётся под большим вопросом. Я думаю, что это не пойдёт на пользу государству, не пойдёт на пользу людям и не пойдёт на пользу партнерам Украины как на западе, так и на востоке. Потому что нестабильное политически государство несёт очень много проблем как внутри политической ситуации в самой Украине, так и за её пределами. Поэтому эти выборы, конечно, вызывают всё больше и больше критики уже внутри Украины. У меня много есть источников информации, в том числе и в среде так называемых нынешних правителей, которые высказываются всё больше и больше с сомнениями, нужно ли было начинать с того, что проводить президентские выборы в ситуации, когда нет никакой определенности, каким должно быть государство. И когда уже речь идёт об оказании помощи государству, экономической помощи, финансовой, здесь есть большой вопрос: как в таких условиях нестабильной политической ситуации власть может брать на себя обязательства и их выполнять? Это большая проблема.

- Что касается демократичности выборов, таковое условие будет обеспечено? Или сейчас не до этого?

- О какой демократичности можно говорить, если толпы бандитов с автоматами ходят вокруг Верховной Рады, и фактически под давлением депутаты принимают законы. О какой демократичности можно говорить? Поэтому, конечно, и явка на этих выборах, и результаты голосования будут вызывать очень большие вопросы.

- Я бы хотела Вас спросить о событиях на Майдане 20 февраля, когда много протестующих были убиты. Кто открыл огонь в тот день и кто дал приказ открыть огонь?

- В этот период времени, когда начали стрелять снайперы, в этот период времени мы проводили переговоры, и фактически около суток, с представителями трёх стран, так называемый "Веймарский треугольник": Германия, Франция и Польша. Это министры иностранных дел, с которыми мы вели переговоры. В этот период времени началась стрельба. И стрельба эта велась с тех зданий, которые контролировались в тот период времени оппозицией. Сразу после подписания этого соглашения, мы его подписали 21-го числа, я начал выполнять ту часть обязательств, которую брала на себя власть. И я как президент Украины подписал это соглашение и, не откладывая, дал задание правоохранительным органам, полиции отступить от Майдана. И начать отправку спецподразделений в места постоянной дислокации. То есть в различные регионы Украины. В ответ на наши действия радикальная часть Майдана отвечала стрельбой. Вот причины. Что касается меня, я никогда не давал никаких указаний стрелять. И оружие, насколько мне было известно, никогда не выдавалось тем спецподразделениям, которые участвовали в защите государственных учреждений, зданий. Они выполняли те функции, которые предусмотрены законом.

Мой принцип, что никакая власть не стоит капли пролитой крови, я исповедовал всегда. И в 2004-м году, я думаю, Вы хорошо помните события оранжевой революции, я не допустил столкновения противоборствующих сторон, то есть моих поклонников и тех, кто стояли в тот период времени на Майдане. Я не допустил этих столкновений. Я сам обратился к своим сторонникам, чтобы они отступили. И этот раз я не изменил своим принципам. И когда я достаточно часто слышал в мой адрес упрёк со стороны наших сторонников о том, что пора принимать решительные действия по отношению к Майдану, я Вам скажу, у меня рука не поднималась это сделать. Я не мог этого сделать. Это противоречило моим принципам. Но Майдан делился на две части. Одна часть - это были мирные протестующие. Другая часть - это была радикальная часть, по которой, я считал, однозначно нужно было принимать совместное решение и власти, и оппозиции - разоружить вооружённых людей, которые несут угрозу безопасности страны. К сожалению, этого не произошло. Сейчас этой же проблемой занимаются нынешние правители.

- Во время противостояния на майдане было несколько случаев, когда "Беркут" и другие спецподразделения начинали вытеснять митингующих, разбирать баррикады. А потом почему-то останавливались. Чем это объяснялось?

- Я очень хорошо помню каждый день и каждую минуту этих событий. И хочу Вам напомнить, когда это произошло. Это произошло в тот день, когда мирные протестанты, так сказать, сторонники антимайдана, стояли возле Верховной Рады, а колонны вооружённых боевиков пошли к Верховной Раде. И в это время они инициировали столкновение. И в это время впервые мы увидели реально оружие, из которого они начали стрелять. Потом они начали захватывать здания - Министерство здравоохранения, Дом офицеров Министерства обороны. И захватили офис Партии регионов, где убили простых технических работников, двух человек, и подожгли. А остальные, те, кто не успели убежать, они были на крыше этого здания. В то время, когда здание горело, и к этому зданию подъехали работники МЧС, пытаясь людей снять с горящего здания, с крыши, радикалы их не пускали, фактически люди могли сгореть живьём. И тогда правоохранительные органы вступили в противоборство с ними. И начался бой, началась рукопашная драка. Но никакого оружия тогда мы не видели со стороны правоохранительных органов. Со стороны радикалов постоянно были выстрелы. Были и убитые, были и раненые со стороны правоохранительных органов. И вот наступление правоохранительных органов началось на фоне этого столкновения. И правоохранительные органы пошли тогда в атаку на Майдан. Но фактически они преследовали вооружённых людей.

- Путин сказал, что перед подписанием соглашения 21 февраля вы звонили ему, и он дал Вам совет ни в коем случае не выводить милицию с улиц Киева, иначе наступит анархия и хаос, как он сказал. Почему Вы не последовали его совету?

- Вы, может быть... Не знаю, как Вы отнесетесь к моим словам, но я всегда привык выполнять те обязательства, которые беру на себя. И когда я поставил подпись под этим соглашением, я уже был обречён их выполнять. А звонок и разговор с Президентом России уже был после того, как мы фактически обо всем договорились. И я верил в то, что гаранты, министры иностранных дел стран "Веймарского треугольника", выполнят тоже свои обязательства. Я никогда не думал и не предполагал, что это была ловушка для власти, для президента Украины, как оказалось в самое ближайшее время. Потому что уже этой ночью меня начали атаковать боевики, открыто, с оружием. Меня и работников моей охраны.

- Так что же, товарищи, которые гарантировали договорённости, представители Польши, Франции и Германии, они как-то объяснили то, что они отказались потом от своих обещаний?

- Я до сегодняшнего дня никакой инициативы с их стороны не услышал. Хотя, скажу честно, что ещё не потерял надежду. Не потерял надежду. И мне кажется, что со стороны наших посредников сейчас должна быть элементарная этика - вернуться к этому вопросу, в статусе кого они меня считают. Но я живой человек прежде всего. Я подписал это соглашение, вместе с ними поставил свою подпись. Но я не услышал от них даже слов осуждения в сторону бандитов, которые стреляли в мой кортеж, в мою охрану, и не один раз. То есть, они открыто поставили перед собой цель дестабилизировать ситуацию. Они поставили цель и нападали на законного, законно избранного президента. И их действия никто не осудил. Я не услышал ни одного слова осуждения в сторону бандитов, которых они начали называть активистами.

- Виктор Федорович, совершенно закономерный вопрос: откуда взялся "Правый сектор", "Спильна справа" и прочие организации? Ведь такие организации невозможно скрыть, их нельзя замаскировать. И понятно, что боевиков накачивали деньгами, их обучали. Неужели Вы, Ваши советники, Ваши спецслужбы слепы были, что называется?

- Мы располагали информацией самой различной. Но мы никогда не думали, что подобного рода вопросы, например, противоречия, которые есть между партнерами, в данном случае это была Украина и Европейский Союз, подписание соглашений об ассоциации и зоне свободной торговли, будет поощряться… будут поощряться такие радикальные действия. Я совершенно уверен был, что мы должны были все-таки поискать способы найти ответы на те противоречия, которые возникли в наших торгово-экономических отношениях, прежде всего. Ведь я же об этом говорил открыто. Моя позиция была публичная. Я и сегодня глубоко уверен в том, что другого решения, кто бы ни был президентом Украины в этот период времени, принимать было нельзя. Эта позиция была бы антинародной. Эта позиция противоречила национальным интересам Украины. Поэтому я не подписал это соглашение.

Да, была реакция. Реакция была эмоциональная. Действительно, было превышение полномочий со стороны правоохранительных органов. Но мы должны были в этих вопросах разобраться. Наверное, в этом есть и моя вина, и я её с себя не снимал и не снимаю. Но позволять бандитам диктовать, кучке бандитов, диктовать 45 миллионам жителей Украины свою волю, с молчаливого согласия оппозиции и Европейского Союза, я думаю, это не даёт авторитета, не придаёт, я бы сказал, легитимности тем правителям, которые сейчас в Киеве находятся. И на мой взгляд, Европа рано или поздно подойдёт к решению тех вопросов, которые были подняты в торгово-экономических отношениях, в треугольнике Европейский Союз - Украина - Россия. Это придёт неизбежно. Потому что в основе любой политике, в фундаменте любой политики лежит экономика. И если решаются такие глобальные вопросы, как подписание соглашения о зоне свободной торговли и ассоциации с таким крупным государством как Украина, подходить односторонне, с позиции силы, диктата, лишать права и возможности государство выбирать себе партнеров или принимать решения, которые выгодны этому государству, эта позиция неправильная. Тем более, что мы не отказывались от рассмотрения вопроса о подписании соглашения об ассоциации. Мы просили сделать паузу, разобраться, найти ответы на те противоречия, которые у нас возникли. Они лежали на поверхности. Европа бы не выиграла от того, что рухнула бы экономика Украины. В этом бы была виновна Европа. Я думаю, что это невыгодно было ни Украине, ни Европе, ни России в таких условиях, как предлагались, подписывать это соглашение. И нам нужно было спокойно, без эмоций разобраться, а какая же здесь роль России. И почему Украина занимает такую позицию. Нужно было хотя бы внимательно выслушать и затем проанализировать, почему это так. А я об этих причинах говорил абсолютно открыто, публично.

И я не услышал противоречий, если коротко об этом соглашении. Я только три позиции озвучу. Например, машиностроительный комплекс. Машиностроительный комплекс по-крупному складывается из трех направлений: это военно-промышленный комплекс, это транспортное машиностроение и энергетическое машиностроение. Военно-промышленный комплекс - он никакого не имеет совершенно отношения к странам Европейского Союза. Потому что та техника, которая выпускается, она выпускается в полной, полнейшей кооперации с Россией и странами СНГ. А в этой отрасли работает около 500 тысяч рабочих. Это рабочие места. И, естественно, это экономика. Сколько Украина потребляет этой продукции военно-промышленного комплекса? Не более 10%. Остальное потребляет Россия, страны СНГ и экспорт. Партнёры, кооперация, Россия - самый крупный партнер и страны СНГ. Энергетический комплекс машиностроительный - та же самая позиция. По техническим стандартам Европа никогда не покупала и не будет покупать продукцию энергетического машиностроения. Её покупают Россия и страны СНГ. Транспортное машиностроение - то же самое. Совершенно разные технические стандарты. Взять от простого: в Европе узкая колея железнодорожная, в Украине и странах СНГ - широкая колея. И все остальные технические стандарты- они только соответствуют России и странам СНГ.

Ну, и очень больной и очень крупный вопрос - это сельское хозяйство. Дотация сельского хозяйства в Европе по некоторым видам продукции достигает 30%. В Украине - в десять раз меньше, 3%. Соответственно, украинская продукция сельскохозяйственная не может быть конкурентоспособной по отношению к европейской продукции. Если Украина открывает свой рынок на 100% и фактически без пошлин запускает европейскую продукцию, значит украинский товаропроизводитель уже свою продукцию на территории своей страны реализовать не будет, она не будет конкурентоспособной, она будет достаточно дорогая. А Россия, в свою очередь, защищая свой рынок от реэкспорта украинского, поднимает пошлины, и таким образом разрушает фактически наш рынок. Поэтому мы не могли пойти на такое соглашение, оно нам экономически было невыгодное. И нам нужно было найти решение, которое бы мы могли вместе с Россией, Европой совместно найти. И доработанное соглашение, которое бы соответствовало интересам всех сторон, было подписано. В этом заключалось наше предложение. А реакция на наше предложение, конечно, была вначале эмоциональная, а потом она уже переросла в радикальные действия, которые поощрялись Западом.

- У меня есть вопрос по событиям на Майдане. Вы сказали, что Вы не давали приказа стрелять и что выстрелы раздались со здания, которое контролировалось в то время оппозицией. Значит, Вы говорите, что оппозицией были убиты более 80 людей в те дни. Были фотографии, были видеозаписи, которые показывают, как украинские силы вооружены автоматами. А Вы говорите, что оппозиция убила людей 20 февраля на Майдане.

- У меня такой информации, что специальное оружие выдавалось правоохранительным органам, не было. Это первое. Второе: когда я уезжал из администрации президента, 21-го числа, вечером, я вышел во двор администрации - практически охраны уже никакой не было. Стояли единицы, можно сказать, стационарные посты охраны, которые были предусмотрены, но уже не было никаких солдат, потому что начали выполнять мы условия соглашения и отводить войска в места постоянной дислокации. Другой информации у меня не было. О том, что от баррикад отошли правоохранительные органы, отошли внутренние войска, они отошли только тогда, когда в них начали стрелять и их начали убивать. Но стреляли из тех зданий, в которых находилась оппозиция.

- После того, как Вы покинули Киев, многие киевляне, да, наверное, и жители других мест Украины, посетили Вашу резиденцию в Межигорье и их поразило богатство и такие предметы, как там вот коллекция автомобилей из нескольких десятков единиц или вот многократно везде производилась фотография золотого батона, который не знаю для чего служил. И люди, которые с трудом сводили концы с концами на протяжении многих лет, увидели в этом свидетельство коррупции и злоупотребления полномочиями. Вот что бы Вы им ответить могли сейчас?

- Я много раз отвечал на этот вопрос. На этой территории находится мой дом, который я купил за свои средства, задекларированные. Он немного более 600 квадратных метров, квадратура. Что касается коллекции автомобилей. Да, действительно, я всю свою жизнь с молодости, ранней молодости коллекционировал старые автомобили. И об этом знали и знают все мои друзья, близкие. Это были не только автомобили старые, ещё советских времен, но это были и мотоциклы старые, это были и машины времен Великой Отечественной войны. Это были и Доджи – 2 Доджа, и Виллис, и ГАЗ-63, там были и Запорожцы, и Москвичи, и Волги, и некоторые из них, может быть даже большинство из них, мы в буквальном смысле собирали из хлама. И стоимость их не такая... Я даже не знаю какая их стоимость, потому что мы их собирали не спеша, реставрировали. Это да, это моё хобби. Я это любил и люблю. Но кто имел какое право у меня их забирать? Это моя душа. Но там стояло очень много автомобилей, которые не принадлежат мне. Там находилось специализированное предприятие частное, которое оказывало различные услуги: и ремонта автомобилей, и стоянки, и в том числе сохранности. О каких автомобилях идет речь, я не знаю. И в том числе и об этом батоне, о котором вы говорите. Я впервые о нём слышал. Может быть, он где-то и был – но он не был в моем доме. В общем-то, вся пропаганда, которую развернули обо мне, в том числе и постоянно звучащая с санкции об арестах каких-то моих счетов, это всё профанация.

- …санкции западные…

- Западные, да. У меня никогда не было никаких счетов за рубежом. Я не имел таких средств, чтобы где-то аккумулировать какие-то средства. И у меня никогда не было никакой недвижимости за рубежом, я никогда ничего не приобретал. У меня в этом не было никакой необходимости. Всё, что у меня было и есть – это всё задекларировано в моей официальной декларации. Я публичный политик, я много лет занимался политикой и я к этим вопросам относился принципиально. Поэтому что касается остальной территории, которая там находится, на Межигорье, она действительно принадлежит тем людям, тем компаниям, которые вкладывали в развитие этой территории достаточно большие инвестиции. И насколько мне известно, не только в эту территорию вкладывались деньги, эти деньги вкладывались и в развитие этого района, Вышгородского. Там приобретались, например, поливомоечные машины, мусороуборочные машины, какие-то объекты социальной инфраструктуры, ремонтировались и так далее. Это всё делали инвесторы. Что касается меня, то я на этой территории жил с 1999 года. И тот дом, в котором я жил, мне был выделен вначале президентом Кучмой (указом президента), затем президентом Ющенко. И таких домов не только мне, их выделялось очень много, их десятки, если не сотни, где живут бывшие чиновники, которые сейчас в отставке, бывшие президенты, премьер-министры. Но у меня сложилась такая ситуация, в которой я вынужден был этот дом, который мне был выделен указами президента, я должен был его выкупить. И я заплатил собственные деньги. И я считаю, что претензии те, которые ко мне могут быть, уже давным-давно рассмотрены были в судах, ещё в тот период времени, когда я был в оппозиции. И суды принимали соответствующее решение и признали законность моей собственности.

- На территории вот этой недвижимости, там есть водоемы и там есть различные свидетельства довольно-таки щедрого расходования средств. У вас есть эти документы, Вы видели эти документы, прежде чем вы покинули пост?

- Я хочу Вам сказать, что это крупный инвестиционный проект, который не завершен, где развивалась инфраструктура, и должно продолжаться развитие и строительство различных объектов инфраструктуры. И это вопрос был не мой, это вопрос инвесторов, которые вкладывали туда свои деньги. Что касается меня лично, я как президент Украины арендовал, администрация президента арендовала у инвесторов, по-моему, порядка 150-200 кв. метров площадей помещения для того, чтобы я мог осуществлять функции, которые должен осуществлять глава государства. Все остальное, я думаю, что это работа ещё адвокатов, работа судов, и с этим со всем нужно разобраться. Но нарушения принципов, демократических принципов, до тех пор, пока не рассмотрели суды, пока непонятен вообще-то вопрос и суть вопроса, обвинять или кого-то делать в чём-то виновным, я считаю, что это неправильно, несправедливо и такого не должно быть.

- Позвольте следующий вопрос. Скажите, пожалуйста, если говорить про экономику страны – во сколько Украине обошелся Майдан, какие средства могли бы спасти её от кризиса до начала этих беспорядков и сколько придется потратить сейчас?

- Естественно, всё, что произошло в конце ноября месяца, принесло с точки зрения экономики огромный негатив. Не только для Украины, но и для наших партнёров, потому что падение экономики произошло как в этот период времени, так и в последующем, оно будет необратимо. Я могу приблизительно назвать цифры. В тот период времени, когда мы получили отрицательный ответ, а, вернее, я бы сказал, очень сложный ответ Международного валютного фонда об условиях предоставления кредита Украине. Это условия были прежде всего предусматривающие замораживание заработных плат, а, естественно, и социальных выплат. Это были условия повышения цены на газ для населения на 50 и более процентов. Мы на это не могли согласиться. Учитывая то, что ответ Международного валютного фонда уже фактически был в конце года, то есть в ноябре месяце, в 20-х числах, мы вынуждены были искать выход из этой ситуации, потому что мы рассчитывали на то, что Международный валютный фонд согласится на те условия, которые мы предлагали по получению кредита. Но этот ответ вынудил нас искать другие варианты, каким образом мы можем выйти из труднейшей экономической ситуации. В этот период времени дефицит бюджета в конце ноября месяца был около 5 миллиардов долларов. Это приблизительно около 40 миллиардов гривен в украинской валюте. Поэтому нам нужно было найти деньги, чтобы закрыть этот дефицит бюджета и не допустить задолженности по социальным выплатам и кредиторской задолженности бюджета, и дальше мы должны были спрогнозировать ситуацию на 2014 год. И мы вышли с такими предложениями. У нас других вариантов не было. Ну и я скажу, что мы параллельно проводили переговоры с Россией, как альтернативой Международному валютному фонду. У меня прошли очень сложные и длительные переговоры в несколько раундов с президентом Путиным, и мы договорились не только о получении кредита 15 миллиардов долларов, и 5 миллиардов кредитов по приемлемым кредитным ставкам на развитие Украины, но самый главный вопрос, я считаю, даже не кредиты. Самый главный вопрос, что мы договорились о том, что мы делаем дорожную карту, которая позволит нам ликвидировать тот разрыв в товарообороте, который произошел за последних полтора приблизительно года. Это где-то 15-17 миллиардов долларов. Ликвидируя этот разрыв в торгово-экономических отношениях, в товарообороте между нашими странами, естественно, мы рассматривали целый ряд программ развития кооперации между различными отраслями промышленности. И то, что я Вам говорил вот в отношении машиностроительного комплекса, это было основой наших договорённостей. То есть, на 2014 год мы видели, что мы начнём кооперацию в самолётостроении, авиастроении, судостроении, космической отрасли. Начнем строительство двух атомных блоков в Западной Украине на Хмельницкой и Ровенской атомных электростанциях и завод по производству ядерного топлива в Кировоградской области. Это была основа наших решений, которая бы создала возможность поднятия уровня экономики уже в 2014 году на 7-8%. А мы бюджет на 2014 год запланировали... в 2013 году у нас факт исполнения бюджета был триллион 400 миллиардов гривен, а на 2014 год мы запланировали триллион 630 миллиардов. То есть, это очень большой рост. И под это у нас были все основания. Кроме этого, мы договорились по нашему сложнейшему вопросу, самому тяжелому вопросу – это цена на газ и условия поставок газа в Украину. То есть, мы снизили, договорились о снижении цены на газ с 430 долларов до 268 долларов 50 центов. Конечно, эти соглашения давали нам перспективу развития нашего государства на 2014 год и снимали многие многие проблемы в экономике.

- То есть, деньги не были бы проедены?

- Нет. И я Вам скажу так – что мы получили 3 миллиарда долларов в первом полугодии, вернее, в четвертом квартале 2013 года, мы их использовали на закрытие кредиторской задолженности бюджета, и у нас ещё оставались, как говорят, некоторые хвосты, оставалась ещё кредиторка на 2014 год. Но начало протестных акций дестабилизировало экономическую ситуацию, и экономика Украины начала все больше и больше, как говорят, пробуксовывать, создавать проблемы. Поэтому 2014 год – мы видим сейчас, вот и наши аналитики, с которыми я сегодня работаю, они считают, что, во-первых, без выполнения той программы, которую мы наметили с Россией, преодолеть проблемы в экономике практически нереально. Та риторика, которая сейчас звучит в отношениях Украины и России, не пойдёт на пользу преодоления проблем в экономике Украины, но я хочу сказать, что, конечно, от этого пострадает и Россия. И не только Россия, от этого пострадают и другие страны – партнеры и Украины, и России. И в целом я хочу еще раз подчеркнуть, что разделять вопросы экономики и политики сейчас преступно как по отношению к собственному народу, который живет в нищете, когда мы говорим о том, что нужно сокращать разрыв, социальный разрыв, между простыми людьми и людьми, которые имеют привилегированное положение, то есть, людьми с большими доходами. Все будет ровно наоборот. Конечно, кризис экономический в Украине добавит проблем и в мировом кризисе. Мы видим сейчас, что в украинский вопрос все больше и больше втягиваются страны Запада, и это будет приносить только негатив. Как говорят, любая война всегда заканчивается миром. И начинается этот процесс всегда, как минимум, с перемирия. Я об этом говорил тогда, когда был в Украине, и когда у нас развивался политический кризис. Я говорил: давайте объявим перемирие, сядем за стол переговоров и начнём находить компромиссы. Компромиссы – это когда одна и другая сторона уступает, а в итоге выиграют все. Я был сторонником решения этого конфликта, этого политического кризиса мирным путем. Меня в этом обвиняли мои сторонники, может быть, за излишнюю сговорчивость, может быть, за какую-то мягкость, но это действительно мои принципы, и я уверен, что по-другому в тот период времени решать вопросы было нельзя. Но так не думали наши оппоненты. Наши оппоненты пошли радикальным путем. Поэтому я сегодня здесь с вами на этой территории провожу эту встречу. К сожалению.

- В начале интервью Вы говорили очень страстно, когда речь шла о Крыме. Как Вы считаете, Крым когда-нибудь в будущем станет частью Украины?

- Я еще раз хочу повторить, что Крым – это трагедия. Трагедия крупного масштаба. Моя точка зрения, что мы должны ставить такую задачу – искать пути возвращения в Крым на любых условиях. Пусть Крым будет иметь максимальный уровень независимости, какой только возможен, - и такие аналоги есть в мире и в других странах, но чтобы он был в составе Украины. Еще раз повторяю, что решение крымского референдума – это была реакция на тот радикализм, который проявили правые, националистические, радикальные силы по отношению к регионам юго-востока, когда они с оружием в руках начали ездить по регионам с угрозами, диктовать условия жизни коренным людям, народам, которые жили в этих регионах. А Крым – это русскоязычный регион, где живёт преимущественно русское население. И эта реакция была прогнозируемая.

- Скажите, а Вы планируете обсудить с президентом Путиным перспективы возвращения Крыма в состав Украины?

- Я надеюсь, что для меня будут созданы такие условия, когда у меня будет такая возможность – переговорить на эту тему. Я имел встречу с Владимиром Владимировичем в Москве. Ну, вначале я имел телефонный разговор, в ходе которого мы договорились о встрече. И встреча и разговор был непростой, но те, кто меня знают, хорошо понимают, что давить на меня практически бесполезно. Поэтому у нас был разговор достаточно спокойный, но он, естественно, был принципиальным, этот разговор. После этого у меня ещё был один телефонный разговор и сегодня речь идет о том, что в целом политика двойных стандартов, которая есть в мире, должна закончиться. Нужно принимать решения, собирать какой-то, наверное, международный форум, настоящий демократический форум, и договариваться о правилах игры. Поэтому не должно быть к одним странам одно отношение, к другим другое и так далее. Ну и международные правила должны быть для всех одинаковы. Сейчас всё, что произошло в Крыму, я ещё раз повторяю, я воспринимаю как трагедию и я полностью эту вину возлагаю на тех правителей, которые сейчас есть в Киеве. Потому что они позволили радикалам поехать по стране с автоматами, с угрозами, и очень это вызвало негативную реакцию. Как это сейчас остановить, я себе не представляю. Но остановить это президентскими выборами невозможно. Нужно начинать с референдума, затем – Конституция, и только после изменений в Конституции проводить или парламентские, или президентские выборы – в зависимости от того, какие будут сделаны конституционные реформы.

- Если радикалы в Донецке или в Харькове угрожают жизни российских граждан, то должна ли Россия посылать войска в эти регионы, чтобы их защитить? 35 или 40 тысяч солдат сейчас на границе.

- У меня такой информации нет. Сейчас есть очень много различных провокаций. Но о том, что люди, простые граждане, обращаются и просят защитить их, это реакция вполне естественная. Потому что они защищают себя, свои семьи и они хотят защитить свою землю, на которой они живут и где жили их предки, где находятся могилы их предков. То есть, мы сегодня должны больше говорить о причинах, и что нужно сделать, чтобы не допустить эскалации дальнейшего конфликта, дальнейшего разделения страны.

- А если восточные регионы на юго-востоке Украины последуют примеру Крыма и потребуют вхождения в состав России?

- Я Вам скажу: у нас есть с Вами ответ на тот вопрос, была ли опасность разделения Советского Союза? Кто это мог предугадать? Но это же произошло. Поэтому на этот вопрос ответить очень сложно.

- Скажите, пожалуйста, Вы по-прежнему считаете себя легитимным президентом и с вашим отъездом вообще в Украине какая-то легитимная власть осталась или какие-то легитимные органы власти?

- Всё, что произошло в Украине, это такой фарс, когда под угрозами, под дулами автоматов народные депутаты, парламентарии голосуют в парламенте. Когда депутатов ведут за руки на Майдан, когда угрожают их семьям и так далее. Как к этому можно относиться? Моя гражданская позиция - я категорически против. Но у меня есть ответственность президента Украины, за которого проголосовал украинский народ. Как бы ни выглядело это и ни звучали мои слова, я с этим не могу согласиться и никогда не соглашусь.

- Последний вопрос, если коллеги позволят, от меня. Снова о выборах и кандидатах – а точнее, о людях, которые стоят за этими кандидатами. Не секрет, что на Украине всегда была очень мощная олигархическая прослойка, которая в общем-то во многом фактически этой страной и руководила, - как Вы считаете, сейчас олигархи свои позиции усилили?

- Я думаю, этот вопрос лежит на поверхности. Мы видим, кого назначают в регионах руководителями, губернаторами, мы видим, кто пошел на выборы. Это одни из самых богатых, а, вернее, самые богатые люди. Я думаю, что разрыв между бедными и богатыми в таких условиях и обнищание страны неизбежны.

- На Украине многие обвиняют Вас в предательстве родины из-за того, что Вы обратились с просьбой об использовании российских вооруженных сил для защиты граждан Украины. Вот что бы Вы ответили на эти обвинения? Прокуратура, по-моему, в отношении Вас проводит расследование. Это приглашение по сути армии другого государства на территорию Украины.

- Я Вам скажу: задайте этот вопрос крымчанам, и Вы услышите их ответ. Да, я был неправ, я погорячился, но это не сыграло никакой роли. Свою судьбу решили люди. Крымчане. Решили. Я был, и есть, и буду всегда с народом Украины. Я всегда буду отстаивать национальные интересы моего государства. Я по-другому не могу относиться к этому. Но кто-то же людей должен был защитить тогда, потому что это на моих глазах было, когда стреляли по моим машинам. Из автоматов. На моих глазах ранили офицера охраны. Я не могу всего этого рассказать. Лично у меня страха не было. Я и сегодня, если бы, как говорят, нужно было бы положить на алтарь мою личную жизнь и благополучие моей страны, я бы отдал свою жизнь не задумываясь. Но я прекрасно понимал, что моя жизнь была нужна не для этого, она нужна была для того пафоса революционного, беспредела националистов и неофашистов, которые вооружённым путем решили захватить власть. И так дёшево подарить им свою жизнь я не хотел.

- А Вы не планируете возвратиться в Украину в ближайшее время? На юго-восток, на родину Вашу?

- Я, конечно, мечтаю об этом. Я мечтаю не просто вернуться на юго-восток – это моя родина, там могилы моих предков – я обязан это сделать. Я это обязан сделать. Хотелось бы, чтобы это произошло мирным путем. Тот путь, по которому я всегда шёл в своей жизни. Я считаю, что украинский народ мудрый, что в Украине достаточно много очень ответственных людей, настоящих патриотов, и если кто-то думает построить своё счастье – я уже об этом говорил – на несчастье людей, а тем более на крови, он никогда этого не достигнет. На зле, на радикализме ни в одной стране мира никто ещё ничего не добился хорошего. И здесь можно еще долго жить вот в таком состоянии, как сегодня живет страна, но ситуация будет только усугубляться и обязательно она закончится тем, что лопнет терпение у людей. И на этом строить политику нельзя. Нужно как можно быстрее, не терять время, не рваться сейчас к власти любой ценой, не подтверждать ещё раз и ещё раз, что власть – это главное. Главное – это политическая стабильность, главное – это экономическая стабильность, главное – это стабильное, развивающееся государство, предсказуемое. На мой взгляд, цена этого вопроса намного выше, чем просто власть. Поэтому – референдум, конституционная реформа и только потом выборы. Другого пути нет. Что касается административного устройства государства, то вот я опять хотел бы сказать, что нужно предоставить людям слово, дать им возможность, чтобы они высказали свою точку зрения и тогда мы получим реально ответ и, я бы сказал, рецепт по политической стабилизации в Украине.

- Вопрос о состоянии украинской экономики. Вы были президентом 4 года, и очень много различных международных организаций, и российских в том числе, говорили, что коррупция была в стране. Вы берете ответственность на себя за ту коррупцию, которая царила в вашей стране во время вашего президентства?

- Начиная с мая 2010 года мы начали беспрецедентную компанию реформ в Украине. Все реформы, которые проводились в Украине, были направлены на улучшение экономики страны и благосостояния наших людей. И один из больших и главных вопросов – это был вопрос коррупции. Мы приняли пакет антикоррупционных законов, которые сегодня действуют в Украине. Я, конечно, был бы неправ, если бы я сказал, что мы преодолели коррупцию. В истории многих стран, развивающихся стран, таких, какая есть Украина, такие периоды были, аналогичные, как и в Украине. Поэтому, конечно, я был недоволен тем состоянием борьбы с коррупцией, которая была в Украине. Уже в последнее время мы приняли решение о введении должности омбудсмена, который бы защищал интересы малого, среднего бизнеса, потому что крупный бизнес нашёл пути защиты, а малый и средний – нет. Масса вопросов, которые нужно решать, по борьбе с коррупцией, их нужно было решать, мы их решали. Быть довольным или удовлетворённым этой работой, я думаю, ни у кого не повернется язык, в том числе и у меня. И эту работу нужно продолжать и сейчас. Но она будет эффективной только тогда, когда будет стабильная страна. Повторяю, поэтому в основе решения всех вопросов стоит вопрос один – что нужно сделать, как сделать страну стабильной, как ликвидировать последствия политического кризиса, как сегодня найти консенсус с гражданским обществом, как найти консенсус с регионами, которые являются очень разными, учесть их интересы. Об этом идёт речь.

- Но Ваши критики сказали бы, что это политика, что коррупция начинается сверху, с президентской должности, с Вашей семьи, с Вашего окружения, которые обогащаются и, так скажем, присваивают богатства Украины, а страна становится банкротом тем временем.

- Я Вам скажу так. Все вопросы, которые были, есть ко мне и будут, и к моей семье – на них можно найти ответы только путём следствия или судов. Я Вам частично ответил на вопрос, касающийся меня лично. Мне сложно ответить на вопрос, который касается моего окружения, потому что каждый из них как гражданин Украины несёт такую же ответственность перед законом, как и я. И я никогда не защищал и не буду защищать тех, кто нарушал и нарушает закон. Что касается моей семьи, речь, наверное, идёт о моем старшем сыне. Он давно самостоятельно живёт, он несёт такую же ответственность как гражданин Украины, как и все. Никаких для него эксклюзивных условий или правил жизни я не создавал. Из его слов... Я с ним на эту тему достаточно часто говорил, со своим сыном. Из его слов, значит, он всегда стремился, чтобы его бизнес был прозрачным. Он всегда стремился к тому, чтобы привлекать аудиторские компании, которые бы делали аудит его бизнеса и этот отчет был публичным. Это легко проверить. И получить ответ на этот вопрос. Насколько я знаю, партнером его была одна из известных компаний «Прайсуотерхауз Куперс». Вы как журналисты имеете право, и я Вам буду очень благодарен, если Вы свяжетесь с этой компанией и получите такой ответ от них – насколько это публично и насколько это прозрачная компания, которой владеет мой сын. Мне тоже это будет интересно.

- Сын в России тоже?

- Да, сын в России.

- А Вы по-прежнему живёте в Ростовской области или в Москве?

- Я Вам скажу что я некоторое время был в Ростовской области, потом, когда я приехал в Москву для встречи с президентом Путиным, я некоторое время пожил там, иИ сейчас, можно сказать, вернулся сюда, но опять думаю переехать через некоторое время в Москву, потому что мне нужно так или иначе встречаться с людьми. Очень многим неудобно, и у меня нет здесь таких условий, в Ростовской области, чтобы встречаться с людьми. В Москве я иногда встречаюсь в гостиницах, ищу возможности, потому что большое количество людей сегодня очень напугано, выехало с Украины, их тоже преследуют. Люди, даже совершенно мне незнакомые, обращаются – те, которые живут в Украине, они приезжали ко мне и просили защиты. Я считаю, что, конечно, такая политика несет большие угрозы и политика преследования по политическим признакам не может быть успешной.

Даже я Вам такой маленький пример приведу, касающийся нынешних правителей киевских. Скажите, пожалуйста, разве это правильно, что они принимают решение, чтобы разрывать отношения с Крымом? Не пускать украинских граждан в Крым? Возводят это в статус преступления – что если кто-то будет ехать в Крым или, тем более, вкладывать какие-то деньги в развитие Крыма? Разве таким путем можно Крым вернуть в Украину? Вызывать таку. негативную реакцию у населения Крыма. Разве можно путём отключения электроэнергии строить дружеские отношения с Крымом? Конечно, нельзя. Конечно, я даже не знаю, какие здесь подобрать слова – тупость или… Ну, это не от большого ума и, конечно, это не от любви. А на ненависти ничего не построишь хорошего. Я уверен в том, что не такая политика сегодня нужна Украине. Во-первых, нужна политика примирения, во-вторых, политика консенсуса, широкого консенсуса, с участием гражданского общества. Не может сегодня кучка людей – или это кучка политиков, или это кучка бандитов на Майдане – решать судьбу всего народа. Этому нужно положить конец. Это моя позиция. Принципиальная.

- Большое спасибо, господин Янукович, Вы обещали нам час, я думаю, что Вы нам дали даже более, чем час. Большое спасибо.

- Я вам также благодарен. Вам, Владимиру, Роману – за наш открытый диалог, который прошел. Ещё раз хочу подчеркнуть, что для меня это имеет сегодня особенную ценность как для человека, который в определенной степени изолирован, и вот в таких условиях, когда проводится такая огромная работа по распространению неправдивой информации, я бы сказал, которая несёт вред не только мне лично, а несёт вред всей Украине и нашим, конечно, партнёрам, когда есть вот такие компании, которые готовы освещать правдивую информацию, это очень дорого стоит. Я Вам очень благодарен.


28 марта 2014

В 12.52 МВ агентство ИТАР-ТАСС опубликовало в пересказе, а в 15.15 МВ - целиком Обращение В.Януковича к украинскому народу с пометкой: "Текст поступил в ИТАР-ТАСС 28 марта".
В тот же день ИТАР-ТАСС сообщило о добровольной отставке В.Януковича с поста почётного председателя Партии регионов и его выходе из партии. 29 марта в 16.42 КВ сайт Партии регионов сообщил, что делегаты XIV съезда ПР "удовлетворили просьбу Виктора Януковича о выходе из партии и отозвали его с должности Почетного Лидера".
Генпрокуратура Украины объявила о возбуждении нового уголовного дела против гражданина Януковича по ч.3 ст.109 УК (дії, спрямовані на насильницьку зміну чи повалення конституційного ладу або на захоплення державної влади). "Як повідомляли ЗМІ сьогодні 28 березня 2014 року, у черговому зверненні до українського народу Янукович назвав діючу владу в Україні – незаконною та закликав вимагати проведення референдуму про визначення статусу кожного регіону у складі України. // Цими діями вказана особа посягає на внутрішню безпеку України у сфері функціонування конституційного ладу і в сфері діяльності державної влади".

Полный текст обращения президента Украины Виктора Януковича к украинскому народу


Дорогие соотечественники!

Говорю эти слова с огромной болью в душе, ведь на наших глазах разрушается наша Родина!

Все, что происходило и происходит в последние месяцы в Украине, - это вооруженный государственный переворот, который был совершен оппозицией на оружии террористических группировок при полной поддержке некоторых западных государств.

И чего только стоит предлог переворота? Президент отказался подписать соглашение об ассоциации с Евросоюзом, потому что оно было губительно для страны, в первую очередь с экономической точки зрения. А теперь заигравшиеся политики признали мою правоту, а ЕС пытается соблюсти хорошую мину при плохой игре, разделяя документ на политическую и экономическую составляющие.

Нынешняя так называемая власть приняла пакет законов, прямо нарушающих конституцию Украины. Эти законы были приняты под давлением Майдана. Над многими народными депутатами и их семьями совершались акты насилия, не говоря уже о постоянных угрозах.

Самозванцы не имеют мандата доверия украинского народа. И они не имеют права лишать каждого гражданина Украины его права голоса путем внесения антиконституционных изменений в законодательство, в том числе и о выборах президента, поскольку принятые поправки исключают возможность честных выборов, когда бы они ни состоялись. Хаос в рядах законодателей порождает хаос вне стен парламента!

Поэтому считаю, что эта "власть" нелегитимна и все решения, которые она принимает, незаконны!

Анархия, творящаяся на улицах нашей страны, не имеет ничего общего с демократией. Пусть хоть одно западное государство назовет демократическими шаги, предпринимаемые нынешними "управленцами". Не думаю, что кто-либо из европейских чиновников высокого ранга публично признает нормальным расстрелы и грабежи на улицах их государств, когда террористы называются активистами, которым безнаказанно дозволено убивать и грабить людей. Почему же так унижают наших граждан и наше государство?

Большинство украинского народа не имеет возможности узнать реальную картину жизни на всей территории страны, постепенно разрастающегося повсеместного насилия, правовой анархии и приближающейся экономической катастрофы. Украинские СМИ "едят с рук" грантодателей зарубежных стран, их профессиональных объединений, корни которых порой находятся глубоко в системе власти этих государств. Именно поэтому пресса Украины своей деятельностью наносит, возможно, не осознавая полноту ответственности, непоправимый урон всем будущим поколениям, подыгрывая предателям своей Родины, формируя ошибочное мнение о духовных ценностях, искривляя историю народа.

И абсолютно логично, что протест, который разгорается на юго-востоке Украины, - это естественная реакция густонаселенного промышленного края на вооруженный государственный переворот. Лидеры Майдана пришли к власти на плечах нацистских штурмовиков. Тысячи молодчиков со стволами, почувствовавших вкус славы и крови, начали разъезжать по всем регионам Украины, пытаясь устанавливать "новый порядок". В силу постреволюционных обстоятельств занимаясь грабежами, убийствами, мародерством, рэкетом, в том числе выполняя заказы конкурирующих кланов внутри верхушки Майдана. Эти вооруженные "сотни" и неадекватное управление государственными процессами в тот же миг вызвали реакцию народа: Украина так потеряла Крым, а "майданной власти" теперь не уйти от острого, все нарастающего общественного недовольства. Мы с вами знаем, что будущее Украины уже давно решается далеко за ее пределами и далеко не демократическими способами.

Свержение законной власти планировалось на Западе как акция за рамками международного права, и Украина не первый пример подобных сценариев.

Приход к власти нацистов никогда не будет воспринят большинством украинского народа.

Сегодня "майданная власть" демонстрирует не просто неадекватность во внутренней и внешней политике, но и азартную агрессивность и опасное для всего мира нацистское наследие. В правительственной коалиции Майдана принимают участие злейшие враги европейской толерантности - нацисты. Как будет вписываться в реальность "западной демократии" "европейский выбор" Украины - трудно представить…

А на что же надеется такая "власть", что западные спонсоры Майдана "дадут" им какие-то чудотворные рецепты? А потом приложат к ним кредиты "на развитие Украины до европейских стандартов". Но мы же с вами хорошо понимаем, что это все иллюзии. Все, что будут "давать", будет за счет слез и горя украинского народа. Чем глубже долговая яма, тем тяжелее из нее выбираться.

"Новая власть", как всегда, прикрылась, обманула и использовала цвет нашей нации - молодежь, внушив им ложную информацию! Детям выдали оружие и дали понять, что они сейчас вершители судеб и они с гордостью могут идти умирать! Но за что? За то, чтобы те, кто замарал свои руки в их крови, ими же и пытался управлять? Они украли будущее у наших детей! И очень много нужно будет приложить, чтобы вернуть общество в нормальное русло развития.

Я всегда желал Украине только силы и процветания. Делал все для того, чтобы наше государство было самодостаточным и самостоятельно могло выбирать себе партнеров!

Но все, что сделали "творцы революционеры", привело Украину к разрухе, беспомощности и уязвимости.

Выполняя требования МВФ, на которые я был изначально категорически не согласен, на Украине грядет увеличение цены на газ для населения на 50%, снятие и существенное понижение социальных выплат инвалидам, сиротам, многодетным и т. п., замораживание всех социальных программ, повышение налогов, существенное понижение дотаций шахтерам, стремительный рост инфляции, значительное падение ВВП, а также повальные увольнения, в т. ч. по политическим мотивам, и многое другое.

И за это все нести ответственность должна "майданная власть": за раскол страны, за унижение и обнищание украинского народа, за межнациональные распри, возрастающую безработицу, социальную катастрофу - за все! Единственное, за что прошу простить меня, так это за то, что вовремя не остановил "творцов революции", поскольку желал избежать кровопролития и человеческих жертв. Особенно прошу прощения у ветеранов, которые сражались против нацизма, а сегодня оказались свидетелями попытки его возврата!

Но как президент, который с вами мыслями и душой, призываю каждого здравомыслящего гражданина Украины: не дайте самозванцам вас использовать! Требуйте проведения референдума об определении статуса каждого региона в составе Украины, требуйте соблюдения ваших прав и свобод как свободных граждан демократического государства, которым оно было до сих пор!

Со своей стороны, я не могу сейчас всего озвучить, но я буду добиваться законного выполнения соглашения от 21 февраля сего года и приложу все усилия, чтобы этот организованный фарс был полностью разоблачен и виновные в развале государства понесли заслуженное наказание!


19 марта 2014

Высший административный суд Украины в судебном заседании не принял к рассмотрению жалобу адвоката Оленцевича (см. 16 марта), решив, что она подведомственна Конституционному суду, в который с запросом могут обратиться 45 народных депутатов Украины и некоторые другие органы и должностные лица государственной власти.

Владимир Оленцевич, истец:

- Вопрос по иску не решен, как я вижу выход из этой ситуации - делается так - верховная рада легитимна, она принимает законы, закон подписывает председатель Верховной рады и везет в Ростов на подпись президенту Януковичу - можно смеяться, это не смерть, я сам улыбнусь, но это формально - он легитимный президент.


Анатолий Селиванов, представитель Верховной рады в суде:

- Президент, як відсутня особа, він спричинив таку ситуацію, що Верховна рада перейшла на тимчасове виконання обов'язків президента головою Верховної ради абсолютно правомірно, за Конституцією, за 112 статтею, і тому ми сьогодні говоримо: якщо цей акт когось не задовольняє - для громадянина є 42 стаття закону про конституційний суд, де сказано: звертайтесь, щодо офіційного тлумачення.


http://podrobnosti.ua/podrobnosti/2014/03/19/965558.html



16 марта 2014

По сообщению телеканала ТСН, в среду 19 марта Высший административный суд Украины рассмотрит жалобу на постановления Верховной Рады о прекращении полномочий президента Януковича и возложении обязанностей главы государства на А.Турчинова и о назначении досрочных президентских выборов. На сайте Суда можно узнать, что соответствующая жалоба адвоката Владимира Оленцевича будет рассмотрена во Второй палате ВАСУ судьёй Михаилом Петровичем Зайцевым 19 марта в 10.00 КВ.

11 марта 2014

Во вторник 11 марта в 13.00 по Московскому времени (11.00 КВ) В.Ф.Янукович выступил в Ростове-на-Дону перед прессой с 8-минутным заявлением.
Трансляция велась на телеканале Россия-24.




Текст заявления:


«Уважаемые представители средств массовой информации! Дорогие соотечественники!

Во-первых, поскольку в Украине распространяются обо мне всякие слухи, хотел бы сказать, что я жив, хотя не могу сказать, что чувствую себя хорошо, потому что не могу без глубочайшей, страшной тревоги видеть то, что происходит в Украине. За ширмой какого-то якобы правомочного правительства в стране действует банда ультранационалистов и неофашистов, которые метят уже и на президентский пост. Они силой захватывают органы местного самоуправления, они увольняют руководство милиции и службы безопасности не только в центре, в Киеве, но и на местах.

Города патрулируются людьми в масках с повязками на руках, ширится беспредел в отношении граждан Украины. Они увольняют высших армейских офицеров, тех, кто не хочет, противится использованию Вооружённых Сил Украины на юго-востоке страны против мирного населения. Вдумайтесь: они хотят поставить армию под знамя Бандеры и развязать гражданскую войну. Они хотят включить в Вооружёные Силы боевиков националистических организаций, дать им в руки оружие. Я хочу спросить и у покровителей этих темных сил на Западе: Вы ослепли? Вы потеряли память? Вы забыли, что такое фашизм? Но я уверен, офицеры, солдаты Украины знают в отличие от вас, министров уважаемых европейских государств, которые подписались под документом не о гарантиях мне, а о гарантиях гражданского мира в Украине и растоптали этот документ. В отличие от банды негодяев, которые на Майдане давали приказ стрелять по своим, так вот, солдаты и офицеры понимают, чего вы стоите, и не будут выполнять ваши преступные приказы.

Хочу напомнить, что остаюсь не только единственным легитимным президентом Украины, но и верховным главнокомандующим. Я не прекращал своих полномочий досрочно. Я жив, меня не отрешали от должности в порядке, предусмотренном Конституцией Украины. В США, ряде других стран твердят, что я как президент якобы утратил легитимность, потому что сбежал из страны. Повторяю: я никуда не сбегал. В момент захвата радикалами правительственных зданий, администрации президента, по сути антиконституционного захвата ими власти с оружием в руках я находился, как вам всем известно, в Украине, в Харькове, потом в Донецке, потом в Крыму. Ещё раз: в момент переворота я не покидал территрию Украины. В эти дни против меня неоднократно пытались применить террористические методы действий – не удалось. Как только позволят обстоятельства, уверен, недолго ждать, я обязательно вернусь в Киев.

Заявлвю, что выборы президента, которые объявлены на 25 мая захватившей в результате неконституционного переворота власть кликой, абсолютно нелегитимны и незаконны. Они не соответствуют статье 103 Конституции Украины. Любые органы власти, которые будут сформированы в результате этих незаконных выборов, также нелегитимны и незаконны. Кроме их правовой легитимности, понятно, что эти так называемые выборы будут, если будут, проходить в обстановке тотального контроля экстремистскими силами.

Я обращаюсь к международному сообществу: никто не имеет права и не должен поощрять разбой и поддерживать неконституционные перевороты. Кстати, всем известна информация о намерении правительства США выделить 1 миллиард долларов этому бандитскому режиму. Насколько мне известно, законодательство США статья 84-22 раздела 22 свода законов США, запрещает предоставлять финансовую помощь правительству любого государства, законно изюранный президент которого был свержен в результате военного переворота или другого незаконного решения. Я намерен обратиться в Конгресс, Сенат и в Верховный суд США с настоятельным предложением дать правовую оценку действиям правительства этой страны. Вы не имеете права по вашим собственным законам выделять деньги бандитам.

Хочу предупредить, что в ближайшее время будет происходить серьёзное ухудшение социально-экономической ситуации в стране. Это будет прямым ударом по народу Украины. Узурпаторы, захватившие власть, будут пытаться перекладывать ответственность за это на меня. И, возможно, даже, на Россию. Я с этим никогда не соглашусь. Я здесь - ни при чём. А планируемые ими шаги по урезанию социальных расходов, пенсий, пособий, заработных плат считаю бесчеловечными и антинародными. У меня, у нашего правительства был четкий план по сохранению жизненного уровня украинцев. Теперь же, после антиконституционного переворота, после захвата власти узурпаторами, к сожалению, это стало невозможным. А вы, незаконно захватившие власть, за приказы стрелять в народ рано или поздно, а скорее рано, ответите. Ответите за мучения народа.

Украина переживает сейчас тяжёлое время. Ваши действия привели к тому, что откалывается Крым, что даже под дулом автоматов население юго-востока требует уважения к себе и своим правам.

Мы переживем эту смуту. Люди, одураченные вами, прозреют. Страна воспрянет и объединится.

Ще не вмерла України и слава, и воля!»


Вечером того же дня в ряде источников, самый крупный из которых - "Комсомольская правда", было опубликовано Обращение Начальника Генерального Штаба ВСУ Юрия Ильина к солдатам и офицерам Украины (на должность начальника генштаба Ильин был назначен решением В.Януковича в середине февраля, в конце февраля смещён с этой должности указом А.Турчинова), в котором, в частности, говорится: "Я уверен, что кто бы ни занимал сегодня кресло президента Украины, без получения народного мандата на всеобщих выборах у него нет права отдавать приказ о применении вооруженных сил. (...) Не стреляйте в наших русских братьев, ни при каких обстоятельствах не открывайте огонь на поражение, если только речь не идет о спасении вашей жизни".

10 марта 2014

В твиттере, ведущемся от имени В.Ф.Януковича, опубликовано мнение о предстоящем 16 февраля в Крыму референдуме: "Отделение Крыма через референдум незаконно,пока не опрошена вся Украина.Но новые власти обязаны учесть волю народа.Остальное завтра в 15-00.".

6-7 марта 2014

Сын В.Ф.Януковича Виктор Викторович, нар.деп. Украины, в своём Фейсбуке 6 марта в 21.08 написал, что его отец "Жив и здоров!"; и ещё раз, 7 марта около 17.30 КВ, что "С ним все в порядке". Разнообразные слухи, догадки и "утечки" о том, что В.Януковича на этой неделе видели в ростовском ресторане (нар.деп. Андрий Шевченко), что он купил дачу в подмосковной Барвихе и что он госпитализирован с инфарктом (МК) сколь-нибудь серьёзного подтверждения не получили.

2 марта 2014

Как сообщил прессе 4 марта 2014 президент России В.В.Путин, он виделся с Януковичем за два дня до этого, т.е. 2 марта. Судя по рабочему графику Путина, встреча происходила в Москве или Подмосковье.

В.Путин: После того как он оказался на территории Российской Федерации, я с ним виделся один раз, это было буквально два дня назад. Он был жив, здоров и вам того же желает. Он ещё простудится на похоронах тех, кто распространяет эти сведения.


(из правленной стенограммы встречи президента РФ В.В.Путина с журналистами, 4 марта 2014, 15.40 МВ, Московская область, Ново-Огарёво; видеозапись - по той же ссылке)


1 марта 2014

Выступая на заседании Совета безопасности ООН, начавшемся в 00.30 МВ 4 марта (13.30 3 марта по Нью-Йоркскому времени) постоянный представитель Российской Федерации в ООН Виталий Чуркин огласил и продемонстрировал письмо В.Ф.Януковича В.В.Путину с просьбой использовать вооружёные силы России для защиты граждан Украины на территории Украины. Текст его, зачитанный Чуркиным и воспроизведённый на сайте МИД РФ, следующий:

«Заявление Президента Украины

Как законно избранный Президент Украины заявляю.

События на Майдане, незаконный захват власти в Киеве, привели к тому, что Украина оказалась на пороге гражданской войны. В стране царят хаос и анархия, жизнь, безопасность и права людей, особенно на Юго-Востоке и в Крыму, - под угрозой. Под воздействием западных стран осуществляется открытый террор и насилие, люди преследуются по политическим и языковым признакам.

В этой связи обращаюсь к Президенту России В.В.Путину с просьбой использовать Вооруженные силы Российской Федерации для восстановления законности, мира, правопорядка, стабильности и защиты населения Украины.

В.Ф.Янукович,

1-03-2014 г.»

Документ в английском переводе (источник - постпредство РФ в ООН):


28 февраля 2014

Видеозапись пресс-конференции В.Ф.Януковича в Ростове-на-Дону 28 февраля в 17.00 МВ (источник - YouTube-канал Russia Today):



Расшифровка пресс-конференции

М.Гусман: Добрый день, уважаемые коллеги. Я рад вас здесь всех приветствовать, позворьте представиться, меня зовут Михаил Гусман, я работаю в агентстве ИТАР-ТАСС. Мы начинаем пресс-конференцию Виктора Фёдоровича Януковича. Буквально вчера президент Янукович связался со мной и сообщил о своих планах провести пресс-конференцию здесь, в Ростове-на-Дону. И я, поскольку давно знаю Виктора Фёдоровича, я имел честь брать у него интервью, равно как и у всех других, предыдущих президентов Украины. И я посчитал своим профессиональным человеческим долгом помочь Виктору Фёдоровичу в организации этой пресс-конференции, и поэтому мы здесь все сегодня собрались. Я думаю, что, если вы не возражаете, мы построим нашу работу таким образом. Насколько я знаю, Виктор Фёдорович хотел бы прежде всего сказать несколько слов, адресованные вам и через вас, наверное, всему миру. А затем, я думаю, что Виктор Фёдорович будет столь любезен, что ответит на ваши вопросы. Если такой порядок принимается, то, Виктор Фёдорович, пожалуйста.

В.Янукович: Спасибо.

Уважаемые телезрители, уважаемые журналисты!

Настало время мне сказать о том, что я намерен продолжить борьбу за будущее Украины. Против тех, кто страхом, террором пытается оседлать её. И я решил об этом публично заявить. Никто меня не свергнул. Я вынужден был покинуть Украину под непосредственной угрозой своей жизни и жизни своих близких.

Как вы знаете, в Украине захватили власть националистические, профашистские молодчики, представляющие абсолютное меньшинство жителей Украины. Существующий выход из ситуации: выполнение всего того, что было обусловлено договором между президентом Украины, оппозицией, с участием министров иностранных дел Франции, Германии и Польши, а также представителя Российской Федерации. Немедленное начало и завершение в сентябре 2014 года конституционной реформы, которая был уравновешивала все ветви власти, то есть полномочия президента, Верховной Рады и парламента. Далее — проведение президентских выборов в декабре 2014 года и принятие новой Конституции.

Конечно, очень важно провести беспристрастное расследование актов насилия под общим мониторингом власти, оппозиции и Совета Европы. Немедленная сдача в органы внутренних дел незаконного оружия, а также освобождение административных и общественных зданий, разблокировка всех улиц, скверов и площадей. Вооруженные люди должны уйтис улицы. Должна быть обеспечена нормальная жизнь граждан Украины как в Киеве, так и в других регионах Украины. Должны учитываться интересы всех регионов Украины.

Нам сложно будет выходить из этого жёсткого кризиса, в который попала страна. Те потрясения, которые были, и жертвы — это последствия этого политического кризиса, это результат безответственной политики Запада, которая потворствовала Майдану. Но Украина - сильная страна. И мы обязательно выбереммся.

Я также предлагаю провести общенациональный референдум. Вопросы, которые должны быть вынесены на общенациональный референдум, необходимо в самое ближайшее время сформировать с участием общественных организаций, широкого круга представителей гражданского общества, и в любом случае эти вопросы должны касаться актуальных проблем, аспектов развития страны, безусловно Конституции и государственного строя. И так далее.

Спасибо.

М.Гусман: Спасибо, Виктор Фёдорович. Дорогие коллеги, давайте перейдём к вопросам. Но я, всё-таки, первый вопрос отдам своему коллеге из агентства ИТАР-ТАСС, вы меня правильно поймёте. Михаил Петров, пожалуйста.

М.Петров: Виктор Фёдорович, здравствуйте! Михаил Петров, агентство ИТАР-ТАСС. Вчера в своём обращении Вы заявили, что соглашения 21 февраля не выполнены. На чём Вы основываете эти выводы? И, если позволите, сразу ещё второй вопрос. Это новость буквально последних часов. На Украине отстранены судьи Конституционного суда. Российский Конституционный суд уже достаточно резко отреагировал на это. Каково Ваше мнение сейчас?

В.Янукович: Я понял вопрос. Конечно, то соглашение, которое должно было урегулировать кризис, предусматривало выполнение этого соглашения с двух сторон. Я верил в порядочность иностранных посредников. И, несмотря на то, что это соглашение, я бы сказал так, было достаточно противоречивым и сложным, я его подписал. И подписали лидеры оппозиции. Подписали министры иностранных дел трёх государств. Действительно, оно в то время было очень важное. Оно предусматривало, что оппозиция и радикальные силы, которые были представлены на Майдане, и не только на Майдане, но и в других регионах, должны были разоружиться, освободить все захваченные территории. Но это не было выполнено. И как результат — Киев был наводнён вооруженными людьми, которые начали громить дома, культовые учреждения, храмы, начали страдать абсолютно невинные люди. Людей просто на улицах грабили и избивали. И это продложается и сейчас.

Поэтому соглашение для нас, конечно, давало какую-то надежду. Но всё, что произошло дальше — трудно это назвать какими-то эпитетами. Это беззаконие, террор, безвластие и хаос, которые наступили после этого. Это беспрецедентные решения, которые принимались в парламенте способом насилия над депутатами, запугивания, забрасывания их камнями. Их в прямом смысле слова таскали на Майдан, чтобы они там присягали. Это никак не назовешь работой парламента. Это работа Майдана. Под воздействием силовиков и боевиков Майдана парламент голосует.

Поэтому.... И правительство, которое они сами назвали Кабинетом победы... Победы над кем? Над украинским народом? А должно было быть правительство национального единства, о котором мы говорили и которое мы обсуждали. То есть, трудно сегодня подобрать слова, каким образом формируется сегодня власть, и кто приходит к власти. Те имена, которые облетели весь мир: Ярош, Парубий, Тягнибок. Это люди, которые пропагандируют насилие. Их очень хорошо знают за пределами не только Украины, но во всём мире. А в Израиле они вызывают ужас.

Поэтому я считаю, что Верховная Рада нелегитимна, и по-прежнему считаю, что соглашение, которое не выполнено, при условии, если бы оно было выполнено, или если оно будет выполнено, смогло бы успокоить в значительной степени ситуацию и начать процесс, законный процесс урегулирования политического кризиса в Украине. Это выход из тупика, в который нас завели радикалы.

М.Гусман: По поводу судей Конституционного суда была вторая часть вопроса.

В.Янукович: По поводу судей Конституционного суда — это вообще беспрецедентный случай, я думаю, не только в Украине, а в мире. Когда суд уничтожается — уничтожается государство и государственность. И этого нельзя допустить.

М.Гусман: Я не знаю, будет ли сейчас работать микрофон в зале, поэтому дам слово человеку с громким голосом. Андрей Колесников, пожалуйста.

А.Колесников: Андрей Колесников, газета КоммерсантЪ. Скажите, пожалуйста, Виктор Фёдорович, Вам во всей этой истории за что-нибудь стыдно?

В.Янукович: Я Вам скажу: стыдно. Более того, я хочу извиниться прежде всего перед ветеранами, перед украинским народом за то, что произошло в Украине. За то, что у меня не хватило сил удержать стабильность и допустить тот беспредел, который сейчас творится в стране.

М.Гусман: Пожалуйста, Антон.

А.Верницкий: 21 числа Вы подписываете то самое...

М.Гусман: Представляйтесь только.

А.Верницкий: Антон Верницкий, Первый канал. 21 числа Вы подписываете то самое соглашение с оппозицией, идёте фактически на уступки оппозиции при посредничестве Евросоюза. И вдруг бежите из страны... Всё-таки, поконкретней, почему Вы бежали из страны. Это первый вопрос. Второе: почему Вы сразу не обратились к своему народу? И третье: почему Вы не обратились за помощью к тем самым представителям Евросоюза, с кем Вы переговаривались? Спасибо.

М.Гусман: Хорошо, Антон, мы тебя услышали, но всё-таки просьба, чтобы задавали по одному вопросу. Пожалуйста!

В.Янукович: Прежде всего, я хочу сказать, что я никуда не бежал. Я из Киева переехал в город Харьков. Во время моего переезда, когда еще был в Киеве, меня обстреляли из автоматического оружия. Машина, которая меня прикрывала, была фактически со всех сторон обстреляна. И я уезжал не один.И никуда не бежал. Мы ехали, чтобы встретиться в Харькове с активом: и активом Партии регионов, и активом общественноых организаций, на тот форум, который в Харькове должен был проводиться.

Мы действительно туда приехали поздно ночью, потому что вынуждены были это сделать. Когда мы приехали в Харьков, с самого утра 22 числа Служба безопасности начала получать информацию о том, что в Харьков прибывают радикально настроенные группы. Здесь не страх был. Страха не было никакого. Это были условия безопасности, которые нужно было предусматривать, и их нужно было сохранить. И руководить безопасностью — это не моя работа. Я принял решение, попросил, со мной был председатель Верховной Рады Украины Рыбак и был глава администрации Клюев. Я их попросил, чтобы они летели в Донецк (у нас был самолёт), и в Донецке собрали актив и провели с активом определенную работу, рассказав всё, что происходило с нами, всё, что происходит сейчас в Киеве. А сам принял решение поехать в Луганск. Мы вылетели двумя вертолетами. Служба "Аэрорух", а затем и военные диспетчеры предупредили нас: если мы не свернем с этого направления (а это направление... их якобы предупредили, что мы собираемся перелетать в Россию), предупредили, что поднимут вертолеты... Поднимут истребители. И лётчики на вертолётах приняли решение, они законопослушные люди, их предупредили, развернуть и посадить их в Донецке. Вот эта ситуация, с которой началось моё движение фактически по Украине.

Я передвигался на автомобильных дорогах, и в итоге мы переехали в Крым поздно вечером. Намерения, которые у меня были, опять были разрушены через новые угрозы. Я получил звонки от членов своей семьи. О том, что даже младшего внука занесли в список людей, которых нужно люстрировать. Старший сын поехал за ним в детский сад, забрал его, мне перезвонил и сказал: "Я в таких условиях не могу рисковать семьёй". Такая была ситуация, реальная.

М.Гусман: Коллеги, спокойно! Давайте, кто-то из задних рядов. Пожалуйста, вот Вы, в чёрном пиджаке, пожалуйста!

А.Назаренко: Виктор Фёдорович, здравствуйте. Скажите, пожалуйста, во-первых, почему мы в Ростове сейчас находимся, а не в Москве и не где-то ещё? Почему именно в Ростове? И второе, прокомментируйте ситуацию в Крыму. Какое Вы видите дальнейшее решение событий в Крыму. В Крыму сейчас, в Симферополе, в Севастополе...

М.Гусман: Представьтесь, пожалуйста!

А.Назаренко: А, извините, Аркадий Назаренко, Рен-ТВ, Москва. Что, по-Вашему, там произойдёт в ближайшее время? Спасибо.

В.Янукович: Я в Ростове нахожусь, потому что у меня недалеко здесь от Ростова проживает мой старый друг. И я приехал к нему для того, чтобы найти у него хотя бы временное убежище на это время.

Что касается Крыма: я считаю, всё, что происходит сейчас в Крыму абсолютно естественной реакцией на тот бандитский переворот, который произошёл в Киеве. Та узурпация власти, которая, я бы сказал, была сделана кучкой радикалов, в сравнении с 45-миллионным населением жителей Украины. И Крымчане естественно не хотят подчиняться и не будут подчиняться националистам и бандеровцам. Абсолютно понятно желание простых людей, крымчан, к самоорганизации, к созданию отрядов самозащиты, которые сейчас создаются в Крыму. Они, конечно, хотят защитить свои дома и свои семьи. Это тоже естественное желание людей.

Но я... Я думаю, что крымчане меня слышат. Я тоже обращаюсь к крымчанам с просьбой: не допустить кровопролития и междоусобицы. И как действующий президент Украины хочу заявить, что Крым должен оставаться в составе украинского государства, сохраняя широкую автономию.

М.Гусман: У девушки был вопрос справа. Пожалуйста!.. Стоп! Я слышу, следующий вопрос - Ваш. Пожалуйста!

А.Шевчук: Канал "Украина", Алёна Шевчук. Виктор Фёдорович, скажите, будете ли Вы просить военной поддержки Российской Федерации в связи с ситуацией в Крыму и когда Вы собираетесь вернуться в Украину?

М.Гусман: Если можно, ещё раз представьтесь, просто я прослушал...

А.Шевчук: Алёна Шевчук, телеканал "Украина".

М.Гусман: Спасибо.

В.Янукович: Последнюю часть вопроса... Я понял за военную поддержку.

А.Шевчук: Когда Вы собираетесь вернуться в Украину, если Вы считаете себя до сих пор президентом?

В.Янукович: Первое: я считаю, что любые военные действия в такой ситуации недопустимы. Любые. И я не собираюсь обращаться за военной поддержкой. Я считаю, что Украина должна оставаться единой и неделимой.

Что касается моего возвращения. Я вернусь в Украину, как только будут соблюдены условия моей безопасности и безопасности моей семьи.

М.Гусман: Спасибо. Молодой человек, пожалуйста! Вы написали "Украина", вот Вам и слово. Представьтесь, пожалуйста.

Р.Цимбалюк: Цимбалюк Роман, украинское агентство УНИАН. Виктор Фёдорович, объясните, пожалуйста, как Вы всё-таки добрались на территорию России? Вас эвакуировали российскими подводными лодками, кораблями, или, может быть, на самолёте? Скажите, Вы встречались с президентом Путиным и какие условия убежища Вам предоставляют?

М.Гусман: Коллеги, пожалуйста, по одному вопросу! Много нас здесь собралось.

Р.Цимбалюк: Нас, украинских журналистов, очень мало. Я всё-таки настаиваю на том, чтобы мы могли задать все наши вопросы.

М.Гусман: Слушаем Вас.

Р.Цимбалюк: Вы сказали, что будете бороться за будущее Украины. Вы знаете, что Вас Ваши соратники по Партии регионов все называют предателем? С кем вы будете бороться? Что Вы думаете по поводу аннексии фактической военной, которая сейчас происходит в Крыму: блокирование военных и всех различных объектов? Меня попросили задать...

В.Янукович: Давайте, всё-таки, по порядку. Вы, пожалуйста, повторите. Первый вопрос какой Ваш?

М.Гусман: Даже первых два.

Р.Цимбалюк: Как Вы всё-таки попали на территорию Российской Федерации?

М.Гусман: Раз!

Р.Цимбалюк: Встречались ли Вы с Путиным и...

М.Гусман: Два!

Р.Цимбалюк: ...какие условия...

М.Гусман: Всё! Спасибо, садитесь.

Р.Цимбалюк: ...и кто...

В.Янукович: В Россию я попал благодаря патриотично настроенным офицерам, я бы сказал так, которые выполнили свой долг и помогли мне сохранить жизнь. Это первое. Второе: я не встречался с Владимиром Владимировичем Путиным. Я с ним после того, как попал уже на территорию России, разговаривал по телефону. Мы договорились о том, как только будет возможность у президента России встретиться со мной, эта встреча состоится. Когда эта возможность будет - я не знаю.

М.Гусман: Только без криков, пожалуйста! Вот, девушка с микрофоном.

Н.Хассан: Скажите, пожалуйста, вот всё-таки...

М.Гусман: Коллега, представьтесь, пожалуйста.

Н.Хассан: Насер Хассан, Russia Today. Господин президент, всё-таки соглашение, под которым Вы поставили свою подпись, сегодня никто о нём не вспоминает даже.

В.Янукович: Микрофон немножко дальше, я плохо слышу.

Н.Хассан: Я говорю, соглашение, под которым Вы поставили своб подпись, сегодня вообще никто о нём не вспоминает. Вы считаете, что Вас вообще обманули, когда заставили Вас подписать его? И как Вы можете объяснить раскол в Партии регионов, в которой сегодня в принципе уже много критики в Ваш адрес?

В.Янукович (М.Гусману): Я очень плохо понял вопросы.

М.Гусман (В.Януковичу): О соглашении, которое Вы подписали. Вас фактически обманули...

В.Янукович: Да, я сказал о том, что меня не просто обманули, меня цинично обманули. Но не меня обманули, обманули весь украинский народ. И в такой ситуации я бы хотел услышать ответ от тех подписантов, которые фактически выступали гарантами. Я бы хотел это услышать. Я не услышал никаких предложений, и у нас не было никакой связи, телефонной. И я не увидел в средствах массовой информации от них призывов или желания переговорить хотя бы по телефону. Но я думаю, что этого абсолютно мало и недостаточно. Нужно встречаться и обсуждать. Этот вопрос, я считаю, не снят с повестки дня.

М.Гусман: Спасибо. Вторая часть вопроса.

Н.Хассан: Чем объясняется раскол в Партии регионов?

В.Янукович: Я отвечаю в том числе на вопрос на Ваш и на вопрос молодого человека в зелёном свитере с УНИАН. Да. Отвечаю. Я не судья. Пусть Господь Бог их рассудит, кто как сейчас себя ведёт, в это время. Вместе с тем, я не осуждаю тех людей, которых под дулами автоматов, без преувеличения, их и их семьи заставляли принимать те или иные решения. Жгли их дома. Это реалии, которые сейчас есть в Киеве. Кое с кем из этих народных депутатов мне удалось переговорить по телефону, когда я ещё был на территории Украины. То, что я от них услышал, — это был, конечно, ужас. Поэтому я буду надеяться и буду молить Бога, что нынешняя власть, так называемая власть, опомнится и остановит то насилие, которое сейчас творится в нашей стране.

М.Гусман: Пожалуйста! Давайте как-то менять будем право-лево. Поэтому сейчас вопрос слева.

Ушакова: Ушакова, РИА "Новости". Виктор Фёдорович, с чем связано, на Ваш взгляд, преддефолтное состояние Украины? С чем связано то, что её кахна пуста, как говорят люди, пришедшие сейчас к власти? Ваши оппоненты утверждают, что денег нет потому, что Вы и Ваши коллеги вывели их в офшоры. И второй вопрос, в развитие к украинским коллегам. Вы планируете принять участие в выборах в мае в Украине?

В.Янукович: Преддефолтное состояние - я думаю, что ни один эксперт в мире не будет отрицать того, что это состояние у нас появилось после того, как в Украине началась дестабилизации ситуации, и фактически Украина утратила такого важного партнера как Россия. И о том, что мы платили регулярно заработные платы и пенсии, о том, что мы имели такие намерения и в этом году продолжать повышать все социальные выплаты, — об этом знает все население Украины. И мы давали гарантии, что программы развития, социально-экономического развития Украины, будут выполнены. Я не скрою того, что мы готовились к выборам 2015 года, и конечно, мы бы сделали все для того, чтобы убедить украинский народ, что лучше жить в стабильной стране, которая имеет перспективу, огромную перспективу развития. И количество наших сторонников было самое большое среди политических представителей различных партий в Украине. То есть, всё-таки люди в это верили, и мы бы это сделали.

Сейчас я возлагаю полную ответственность на тех, кто привел нашу страну к этому кризису, и, я бы сказал, к хаосу и катастрофе. Это они в этом виновны — и те, кто сегодня пришёл к власти, и те, кто сегодня ими командует на Майдане. И видимые, и невидимые. В том числе представители Запада, Соелинённых Штатов Америки, которые покровительствовали Майдану. Это они несут ответственность перед украинским народом.

Что касается выборов 25 мая. Я считаю, что они незаконные, и я в них принимать участия не буду. Я считаю, что все выборы должны у нас проходить в соответствии с законами и Конституцией Украины.

М.Гусман: Пожалуйста, девушка! Только представьтесь, пожалуйста.

П.Леонович: ...заявили, что весь украинский народ Вас предал...

М.Гусман: Чуть медленнее говорите, Вас очень плохо слышно.

П.Леонович: Международное агентство видеоинформации "Раптор" (?), Леонович Полина. Два вопроса назад Вы сказали, что украинский народ Вас предал. Сейчас вы говорите о дальнейших планах на выборы. На чем вы планируете строить вообще... На какие силы опираться в вашей кампании?

М.Гусман: Вы плохо... Вы прослушали. Он не собирается идти на выборы.

П.Леонович: О'кей, в любом случае, Вы планируете дальнейшую деятельность политическую? Вы сейчас о ней говорите.

В.Янукович: Первая часть вашего вопроса. Вы сказали что?

М.Гусман: Виктор Федорович, Вы пока будете обдумывать этот сложный вопрос...

В.Янукович: Нет, я его просто не понял.

М.Гусман: Я тоже его не понял. Но и она сама не поняла. Пожалуйста!

И.Кузьминская: Телекомпания "Мир". Ирина Кузьминская. Виктор Федорович, скажите пожалуйста, вот Вы говорите о том, что будете бороться за будущее Украины. А вот скажите конкретно, как? Ну, организуете и возглавите сопротивление, и будете им руководить из-за границы? То есть, ну вот такой президент в изгнании. Или у вас есть наготове какие-то другие методы и способы? Спасибо.

В.Янукович: Я частично уже ответил на этот вопрос. И еще раз хочу повторить, что как только будет у меня реальная возможность, созданы условия и будут соответствующие гарантии, в том числе международных посредников, гарантии моей безопасности, я сразу вернусь в Украину.

Второе. Я вижу пути урегулирования кризиса. Прежде всего, это то соглашение, которое было подписано и не выполнено в одностороннем порядке. Я думаю, что здесь Запад должен взять ответственность на себя. Мы должны вернуться к этим вопросам и по каждому пункту получить ответы с двух сторон. Невыполнение этого соглашения, я считаю, полностью лежит на ответственности Запада, который инициировал, который направил своих представителей в лице министров иностранных дел, который согласовывал все эти вопросы, которые были внесены в соглашение, как раз, с советом министров, который в тот день собрался в Брюсселе. Это моя позиция. И я на ней буду настаивать.

М.Гусман: Спасибо. Пожалуйста!

Т.Сазонов: Виктор Фёдорович, газета "Крестьянин", Тимур Сазонов. Вчера швейцарские СМИ сообщили о том, что швейцарское правительство арестовало счета в швейцарских банках Ваши, Александра Януковича и ещё около двух десятков бывших членов правительства Украины. Кроме того, в отношении Виктора и Александра Януковичей возбуждено уголовное дело об отмывании денег. Как вы с таким шлейфом планируете дальше бороться за власть? Это вопрос первый. Второй.

М.Гусман: Хватит...

Т.Сазонов: Я быстро. Второй...

М.Гусман: Быстро Вы скажете, ответ будет другой. Садитесь, пожалуйста!

В.Янукович: Я не думаю, что здесь, в этом зале найдется человек, который бы испытывал удовольствие от того, что происходит в Киеве. Скорее, наоборот. Вы понимаете мое состояние, состояние моих единомышленников и просто людей, которые сегодня страдают из-за этого террора, в результате безвластия, в результате хаоса, который есть в стране. Поэтому я обращался и еще раз хочу обратиться ко всем участникам этого беспредела, который сейчас творится в стране. Пока не поздно, откажитесь от этого! От этих методов. Откажитесь от этой власти! Давайте, еще не поздно вернуться. Прекратите этот беспредел! Вместе со своими покровителями с Запада. Это мое обращение.

Из зала: Уголовное дело прокомментируйте, пожалуйста!

М.Гусман: Тихо-тихо. Так, минуточку. Пожалуйста!

Е.Кривякина: Здравствуйте, газета "Комсомольская правда", Елена Кривякина. Виктор Федорович, как вы относитесь к освобождению Юлии Тимошенко? Беседовали ли с ней? Собственно, что Вы вообще обо всем этом думаете? И вот Вы принесли извинения перед украинским народом... А не хотели бы вы извиниться перед бойцами "Беркута", которые просто грудью стояли в вашу защиту, а теперь подвергаются вообще издевательствам, и их семьям реально угрожают. Спасибо.

В.Янукович: Я начну с последнего. Я встречался с бойцами "Беркута". Встречался. И я перед ними извинился. Это, действительно, люди, которые стояли и выстояли безоружные. Их обливали "коктейлями Молотова", их жгли. В них стреляли из нарезного оружия. И убивали. Я перед ними извинился. Сейчас еще раз хочу повторить, что я извиняюсь перед этими мужественными людьми, которые стояли и невинно страдали.

Что касается Юлии Тимошенко. Я не знаю, какая будет ее судьба дальше. Пойдет она на выборы или нет. Я думаю, что украинский народ ответит на этот вопрос: быть ей в политике или не быть. Что же касается уголовного дела, по которому она была обвинена, её судил суд украинский. Суд принял решение. Решение выполнялось. Условия содержания её были, можно сказать, эксклюзивными, не такими, как для всех, кто отбывал наказание. Она находилась в достаточно хороших условиях. Её освобождение сейчас – это вопрос, наверное, лежит в плоскости правовой, прежде всего, юридической. Было принято такое решение. Опять, каким образом она освободилась и она на свободе? Я ей не желал и не желаю зла. Я всегда об этом публично говорил. У меня ничего нет личного к ней. Но то соглашение, которое она подписала с Россией, принесло Украине более 20 миллиардов долларов убытков, всей стране, которые легли на всех граждан Украины. И она это очень хорошо знает. А затем уже и Запад, и, кстати, и президент России Владимир Владимирович Путин высказывали противоположную точку зрения с решением суда. И, может быть, с решением там... или, вернее, с моей позицией. Это их дело. Это их позиция. То, что произошло - это факт. И на этот вопрос, ещё раз повторяю, ответил украинский суд.

М.Гусман: Спасибо. Вот тут "Эхо Москвы" поднимало руку давно, пожалуйста!

Д.Петров: Виктор Фёдорович...

М.Гусман: Минуточку, минуточку!

Д.Петров: Дмитрий Петров, "Россия-1", но я давно тяну руку. Хочеется спросить...

М.Гусман: Дмитрий, присядьте, пожалуйста. Я предоставил - "Эхо Москвы", потом Вы. Пожалуйста!

Вопрос: Виктор Федорович, сейчас у вас нет ни административного аппарата, ни силовых структур, ни даже возможности физически вернуться на родину. Чем и как Вы сейчас можете подтвердить, фактами, а не словами, что Вы реальный, настоящий президент Украины? Спасибо.

В.Янукович: Значит, я повторяю. Фактами повторяю, что законы, которые были приняты насильственным путем в парламенте, я их не признаю и никогда не признаю. Я их не подписал, а это значит, что эти законы не были приняты. Вот это тот юридический факт, который говорит о том, что я действующий президент. Если действующий президент не подал в отставку согласно Конституции, если он живой, а, как видите, я живой, и если этому президенту не был объявлен импичмент в парламенте, он является действующим президентом. Тот спектакль, который был в парламенте, с насилием над депутатами, я не могу назвать импичментом. И признать это. И я никогда этого не признаю.

М.Гусман: Дмитрий, пожалуйста!

Д.Петров: Какую роль может сыграть Россия, этот вопрос волнует всех моих соотечественников, я считаю, и большую часть украинцев с востока Вашей страны, какую роль может сыграть Россия в урегулировании этого конфликта (Вы же приехали не только получить убежище), вот Вы, как президент пока избранный, действующий, видите?

В.Янукович: Я считаю, что Украина – наш стратегический партнёр, была, есть и будет в силу самых различных обстоятельств, экономических обстоятельств. Я об этом много и неоднократно говорил. В силу исторических связей наших народов и так далее. И те соглашения, которые есть у Украины с Россией, в рамках этих соглашений Россия имеет право действовать. Я считаю, что Россия должна и обязана действовать. И, зная характер Владимира Владимировича Путина, я удивляюсь, почему он так до сих пор сдержанно молчит. Это вопрос.

М.Гусман: Пожалуйста! Да, да, вот сзади.

С.Натансон: Вопрос такой: во-первых, средства массовой информации...

М.Гусман: Представьтесь, Пожалуйста!

С.Натансон: Меня зовут Стас Натансон, телеканал "Россия 24". Скажите, во-первых, средства массовой информации пишут, что у Вас была, в том числе, встреча с представителями Правого сектора, когда Вы вели мирные переговоры по поводу Майдана. Были ли такие встречи? Подтверждаете ли вы их? И скажите, сейчас Вы сожалеете, что вообще вели мирные переговоры по поводу разрешения этой ситуации, сложившейся в Киеве и вообще на Украине?

М.Гусман: Понятно, спасибо.

В.Янукович: Мы вели официальные переговоры. Официальные переговоры с представителями оппозиции. Официальной оппозиции. Все остальные переговоры, которые велись на человеческом уровне, с любыми представителями Майдана, общественными организациями, таких переговоров было очень много. И все они были направлены на предотвращение кровопролития и на поиски мирного урегулирования этих вопросов. И я считаю, что в этом ничего не было плохого. Это, как раз, было очень хорошо. Но очень жаль, что таким образом не удалось мирным путем это урегулировать.

Вы знаете мою позицию. Я об этом много раз говорил. И еще раз хочу повторить, что я не приемлю никаких других способов урегулирования вопросов, кроме мирных. Никакая власть не стоит капли пролитой крови. И всё, что произошло – это на совести тех, кто это сделал. Я никогда не отдавал никаких приказов милиции стрелять. Милиция, вы знаете, была безоружной. До самого последнего момента, когда уже была угроза их смерти, когда в них начали стрелять. Тогда милиция начала вооружаться. Поэтому... И она, кстати, согласно закону, имеет право на самооборону. Тем более, когда нападение на неё уже носит массированный характер. Поэтому, к сожалению...

Я вспоминаю 2004 год, когда у нас тоже была аналогичная ситуация, и приехали мои сторонники, порядка 40 тысяч людей были на железнодорожном вокзале. А на Майдане стояли участники оранжевой, так называемой, революции. И могло произойти столкновение и кровопролитие. Я поехал на железнодорожный вокзал и остановил людей. Остановил их от кровопролития. Я разговаривал с теми, кто их привез туда, со старшими. И я сказал, что мы никогда не простим, ваши матери, ваши жёны никогда не простят нам того, если будут смерти, если прольется кровь.

М.Гусман: Спокойно. Спокойно! Присели! Присядьте, пожалуйста.

А.Желнов: Добрый день. Телеканал "Дождь", Антон Желнов. Я хортел спросить, если начнется расследование в Гааге, готовы ли Вы сдаться таким образом?

В.Янукович: Если начнётся?..

А.Желнов: Расследование в Гааге. Разбирательство в Гаагском трибунале. И, поскольку мы здесь, в России, Вы сказали про Путина, правильно ли я понимаю, что Владимир Путин и Россия признают сейчас легитимность Вашу, как действующего президента Украины? Спасибо.

В.Янукович: Что касается Гааги, я выскажу свою точку зрения. Что вначале должно пройти независимое расследование, с участием власти и оппозиции. Это первое. И Совета Европы. После расследования независимого можно будет говорить о каких-то судах. Поэтому я бы предпочел на эти вопросы сейчас просто не отвечать. Меня очень часто провоцируют. Я Вам скажу так. Я уверен в том, уверен, пройдет время, и восторжествует правда. И правду будут знать все. По многим-многим вопросам. Потому что сейчас идёт, к сожалению, ужасное театрализованное представление с участием боевиков и авторов этого кровавого сценария. Вы, думаю, согласитесь со мной, что нет более заинтересованного человека, и не было, чем я и моя команда, чтобы не было кровопролития, чтобы это всё закончилось мирным путем. Но, наверное, этот сценарий - этот сценарий писался не в Украине.

М.Гусман: Так, стоп-стоп-стоп-стоп-стоп-стоп! Пожалуйста!

А.Шаповалов: Андрей Шаповалов, телеканал ICTV. Виктор Фёдорович (пропадает звук) подписание ассоциации Украина - ЕС и ...

В.Янукович: Я вам скажу, что у меня таких разговоров с Владимиром Владимировичем Путиным было много. Мы были постоянно в диалоге, но наш диалог касался прежде всего наших экономических интересов (я имею в виду - и Украины, и России). Тот договор о зоне свободной торговли, который был подготовлен и, к сожалению, парафирован, он не обсуждался ни в парламенте Украины, он не прошел процедуры обязательные - общественных слушаний вместе с товаропроизводителями. И даже экспертные заключения, которые были подготовлены различными институтами, не попали в руки ни премьер-министра, ни президента Украины. И когда мы реально увидели последствия подписания этого договора, и я этот вопрос поставил правительству, чтобы они его рассмотрели и прозрачно приняли решение, решение было принято одно – приостановить, найти пути гармонизации наших торгово-экономических отношений между Европейским союзом и Россией. То есть Россия тоже готовила договор, аналогичный договор с Европейским союзом, но эта работа проходила много лет, и она была не завершена. И предложение сводилось к тому, чтобы мы могли найти общие подходы по огромной номенклатуре товарных групп между Европейским союзом, Украиной и Россией.

И мы внесли предложение провести такую трехстороннюю работу. Она действительно была крайне необходима, потому что наша экономика теряла очень много. У нас товарооборот с Россией превышал 60 млрд. долларов. Мы за последних полтора года потеряли в товарообороте 15 миллиардов. И эти потери могли продолжаться, и трудно было посчитать, какие будут потери в ближайшей перспективе. Мы хорошо понимали, что в сельском хозяйстве, в котором Европа имеет порядка 30% дотации, наш товаропроизводитель будет дискредитирован. Значит, он будет неконкурентоспособен. Неконкурентоспособны будут товары нашего сельхозтоваропроизводителя. А в этом секторе работает около 15 миллионов жителей Украины. Значит, он потеряет. Машиностроение практически всё не отвечало техническим стандартам европейским. Простой пример: железнодорожный транспорт, железнодорожное машиностроение или транспортное машиностроение. У нас разная колея, в Европе - и в странах СНГ. В Европе узкая, в странах СНГ широкая. Энергетическое машиностроение. Ну и, конечно, военно-промышленный комплекс. Он практически тоже выпадал. И эти потери были самыми большими для Украины. И мы хорошо понимали то, о чем мы говорили с президентом Путиным. Что Россия сразу примет защитные меры, то есть поднимет тарифы, для того чтобы обезопасить свой внутренний рынок. И вот эти переговоры, они привели к тому, что я обратился к правительству Украины с предложением остановить на данном этапе, рассмотреть вопрос, приостановить подписание соглашения, провести переговоры, и тогда, когда для нас будут найдены приемлемые решения – или Европа пойдет навстречу нашим предложениям, или Европа предложит экономические компенсаторы.

К сожалению, мы эти переговоры не провели, не успели. Конкретных предложений от Европы не последовало, потому что эта работа, вообще-то, не была даже начата. Вот коротко по этому вопросу.

М.Гусман: Коллеги, я просто хочу сразу сказать, что мы работаем уже час и скоро будем завершать. Поэтому, пожалуйста, если у вас есть вопросы, не касающиеся тех тем, которые мы обсуждали, то милосью прошу. Чтобы не повторяться ни вам, ни президенту. Пожалуйста, вот молодой человек. Который вот... В ромбиках свитер.

Вопрос: Рейтер. Виктор Фёдорович, получили ли Вы от президента Путина...

М.Гусман: Кроме того, что в ромбиках свитер, ещё представьтесь.

Вопрос: Агентство Рейтер. Получили ли Вы от президента Путина подтверждение того, что Россия продолжает считать Вас действующим президентом, каким Вы себя сегодня назвали. И Вы сказали, что Вас удивляет бездействие России. Каких конкретных действий со стороны России Вы ждёте? Спасибо.

М.Гусман: Спасибо.

В.Янукович: Я ещё раз повторяю. Я законно избранный президент Украины, который избран на свободных, демократических выборах. И таким остаюсь. У меня не было встречи с президентом России Владимиром Владимировичем Путиным. Как только у меня состоится эта встреча, я пойму его отношение и, наверное, у нас будет дискуссия по поводу той ситуации, которая сложилась. И тогда будут ответы на эти вопросы.

Что касается действий России. Ну, с моей стороны было бы некорректным сейчас говорить, что должна делать сегодня Россия. Но еще раз повторяю, Россия не может быть безучастной, стоять в стороне к судьбе такого крупного партнёра, как Украина, соседа и так далее. И Россия должна использовать все имеющиеся возможности, для того чтобы предотвратить тот хаос, террор, который сегодня есть в Украине. Какие здесь рецепты могут быть, мне трудно сказать. Но я еще раз хочу сказать и добавить, что я категорически против за вторжение в Украину, за нарушение её целостности, суверенного государства.

М.Гусман: Коллеги, у меня есть такое предложение. Вы знаете, мы действительно должны завершать. Может быть, Виктор Фёдорович хочет сказать какие-то слова в завершение, и тем...

Из зала: (выкрики)

М.Гусман: Сейчас, сейчас. Я охотно верю...

Вопрос: Могли бы Вы прокомменитировать информацию о том, что российские военные, якобы без знаков отличия, уже находятся на территории Восточной Украины? И каково ваше отношение к этому?

В.Янукович: Вы знаете, я очень много слышал различной информации, в то время, когда я был на Украине, спецназом российским пугали всех, в том числе и меня, что сегодня что-то со мной тоже может произойти, условно говоря. У меня такой информации официальной и тогда не было, и сейчас нет. Это все было на уровне различных каких-то слухов, которые кто-то распускал. И сейчас у меня нет такой информации. Кто-то переодетый где-то... Я думаю, что... Хочу сказать за восток Украины. Я прожил там 52 года. Я очень хорошо понимаю менталитет этого народа. Пока люди работают на заводах, в шахтах, трехсменный режим работы, технологический цикл, пока они заняты и пока получают заработную плату, скорее всего, они никуда не пойдут. Но как только остановятся эти заводы, как только останутся люди без средств проживания, тогда поднимется Восточная Украина, поднимется промышленный Донбасс. И тогда я не завидую никому, кто попадет под эту руку рабочую.

М.Гусман: Виктор Фёдорович, вот эта девушка обещала поднять нам настроение. Я не знаю, насколько она выполнит обещание. Пожалуйста!

Вопрос: (не слышно)

М.Гусман: Страусы, кабанчики... Ещё кто? И пони в Межигорье.

В.Янукович: Это самый большой вопрос, самый крупный. Ну, я вам скажу, чтобы вы знали, может быть, кто-то об этом не знал, не слышал. Я являюсь владельцем, официально владельцем дома 620 квадратных метров, там, в Межигорье. Я живу в этом доме с 1999 года. После того как на меня было покушение в гостинице "Национальная", президент Кучма предложил мне останавливаться, когда я приезжаю в Киев, на закрытой территории. И с этого времени я там живу, нахожусь. Затем было два указа президента Кучмы, потом указ президента Ющенко, где мне передали этот дом в вечное пользование. Но он был на балансе государственного управления делами. Он очень старый, его нужно было ремонтировать. Я его начал ремонтировать. Отремонтировал. Когда пришла власть новая, они попытались опять меня выселять из этого дома. Но в итоге поступило предложение, чтобы я его купил. И я за этот дом заплатил своими деньгами, которые у меня были задекларированы. Я продал все, что у меня было в наличии в то время, и заплатил 3 миллиона 200 тысяч долларов за этот дом. Под которым всегда было 1,7 гектара земли. И я всегда там жил. Всё остальное, что там сейчас есть - это не принадлежит мне. Частично я арендовал часть помещений. Но, естественно, я не мог летать по воздуху, я ездил по этим дорогам там. И я эти помещения арендовал, для того чтобы выполнять функции главы государства. Это и мой офис, и все остальное. Все, что там показывали, это красивые картинки. Есть реальные собственники, и я думаю, что вы их скоро услышите, потому что международные адвокаты очень скоро будут обращаться в суды. Потому что эта собственность не является украинской. Вот так!

Теперь: все разговоры в отношении того, что там мой старший сын владелец этого, - этого никогда не было, я никогда даже об этом не слышал, это придумали уже сейчас, на ходу. Поэтому все красивые картинки, вся эта иллюстрация, которая была сделана по моей дискредитации, это такой, знаете, политический трюк.

И также всё, что касается каких-то там средств, денег, собственности за рубежом – у меня никогда никакой собственности не было, я ею не владел, у меня никогда не было никаких счетов за рубежом. Я публичный человек, у меня всё, что было, всё было задекларировано, и всё было на моих счетах. Поэтому это всё пустой звон.

М.Гусман: Так, коллеги! Давайте сейчас руки опустим. Спасибо. Опустили все руки. Давайте успокоимся. Мы прослушали политические вопросы, мы разобрались с собственностью, мы даже про пони всё выяснили. Поэтому дадим Виктору Федоровичу слово для заключения нашей пресс-конференции. Виктор Фёдорович, пожалуйста!

В.Янукович: Я в заключение хотел бы обратиться к тем, кто, так сказать, называет сейчас себя законной властью в Украине. Я хотел еще раз, в очередной раз сказать: опомнитесь! Опоминтесь и прекратите эти бесчинства! Будете за это нести ответственность! Уже сейчас конец ясен. Никогда народ Украины не согласится с вами вместе жить в такой стране. Поэтому я хочу сказать: уйдите и не допускайте еще большего беззакония и горя украинскому народу.

И одновременно хочу обратиться ко всему народу Украины. Первое. Хочу попросить прощения. У всех, кто пострадал и страдает. Второе. Я всё, что смогу сделать, я буду делать до конца своей жизни, чтобы быть с народом Украины. Не с подонками с этими, с националистами и бандеровцами, а с народом Украины. Для меня всегда были дороги и будут дороги жизни тех людей, которые ушли. Если бы я сейчас был в Украине, я поклонился бы каждому. И встретился бы с каждой семьей, независимо, кто где стоял, по какую, как говорят, сторону баррикад. И уверен в том, что для нынешней власти сейчас не существует украинский народ, они его не считают. Они считают, что это щепки. Но правда обязательно придет, и она восторжествует.

Спасибо.

27 февраля 2014

ТАСС (согласно выходным данным на сайте - в 13.57 МВ), Интерфакс (в 13.58 МВ) и "Россия сегодня" опубликовали заявление В.Ф.Януковича:

"Я, Виктор Федорович Янукович, обращаюсь к народу Украины. По-прежнему считаю себя законным главой украинского государства, избранным на основе свободного волеизъявления украинских граждан. Не могу быть безучастным к трагическим событиям на моей Родине. Считаю, что подписанное мной и лидерами украинской оппозиции в присутствии уважаемых западных партнеров соглашение об урегулировании кризиса в Украине от 21 февраля не выполнено. На улицах многих городов нашей страны разгул экстремизма. В мой адрес и в адрес моих соратников звучат угрозы физической расправы. Вынужден просить власти РФ обеспечить мне личную безопасность от действий экстремистов.

К сожалению, все, что происходит сейчас в Верховной раде Украины, не имеет легитимного характера. Решения, которые принимает парламент в отсутствие многих членов Партии регионов и других фракций, которые опасаются за свои жизни, а некоторые были подвергнуты физическому насилию и вынуждены были покинуть территорию Украины, незаконны. Убежден, что в этих условиях все принимаемые решения докажут свою неэффективность и не будут выполнены.

В этой ситуации я заявляю о своей решимости до конца бороться за выполнение важных компромиссных договоренностей по выходу Украины из глубокого политического кризиса. Призываю немедленно вернуть ситуацию в нашей стране в конституционное поле.

Сейчас становится очевидным, что народ на юго-востоке Украины и в Крыму не воспринимает безвластие и фактический беспредел в стране, когда руководители министерств избираются толпой на площади. Я, как действующий президент, не позволял вооруженным силам Украины вмешиваться в происходящие политические события. Приказываю это и сейчас. В случае если кто-то станет отдавать подобные приказы вооруженным силам и силовым структурам, такие приказы будут являться незаконными и преступными."


(источник: Интерфакс - полный текст; ИТАР-ТАСС - в пересказе с цитированием)


В тот же день в 7.48 утра киевского времени на сайте информационного агентства ANNA-News, созданного для информационной войны на стороне геополитических союзников СССР и России, его руководитель Марат Мусин опубликовал новость под названием "Указ Президента Украины № 90/2014 от 27 февраля 2014 (Перевод с украинского)". В документе, в частности, говорится о переносе органов власти и армейского командования Украины в Севастополь и приглашении туда народных депутатов Украины для проведения 3 марта сессии. Однако на официальном сайте Президента Украины опубликован указ президента Януковича с этим номером совершенно другого содержания от 21 февраля 2014 г. (скриншот сделан вечером 6 марта 2014):



При этом А.Турчинов свой первый указ в качестве и.о.президента от 24 февраля 2014 издал под номером 91. Тем не менее, документ ANNA-News, который скорее всего представляет собой авторское произведение группы граждан, поспешивших явочным порядком взять на себя функции "коллективного Януковича", послужил одним из оснований для официального сообщения Генпрокуратуры Украины от 6.3.2014 о наличии в действиях Януковича признаков "действий, направленных на изменение или свержение конституционного строя или захвата государственной власти" (ч.2 ст.109 Криминального кодекса Украины):



24 февраля 2014

Скан записки об отказе от государственной охраны (источник - Фейсбук Арсена Авакова):



Изображение сопровождено в блоге Авакова следующим текстом:

"21- го в пятницу В.Ф. Янукович, в сопровождении А.П. Клюева, вылетел вертолетами из Киева в Харьков, намереваясь принять участие в съезде депутатов партии регионов в Харькове.

22-го в субботу Янукович, переночевав в госрезеденции в Харькове – отказался от участия в съезде, записал видеообращение и вертолетами улетел в аэропорт Донецка.

По прибытии в аэропорт Донецка, вместе с охраной, из вертолетов пересел на два частных самолета типа фалькон. Пытался вылететь. Пограничная служба воспрепятствовала вылету. После чего Янукович отбыл в госрезиденцию в Донецке, где и пробыл несколько часов.

Поздним вечером 22-го, автомобилями, без сопровождения гаи, кортеж Януковича отбыл в Крым.

23-го (воскресенье) прибыл в Крым. Остановился в одном из частных санаториев, намеренно игнорируя государственные спец объекты, в том числе - специализированную президентскую госдачу, на которую ранее предполагал прибыть.

Узнав о решениях парламента по назначению и.о. президента Украины Турчинова А. В., и о вылете в Крым вновь назначенных глав МВД и СБУ, Янукович спешно покинул частный санаторий по направлению к аэропорту Бельбек, в котором к этому времени уже находились мы с Наливайченко.

В 23-50 Янукович, не доезжая до аэропорта Бельбек, остановился в частной резиденции в районе Балаклавы. Собрал свою охрану – спросил, «кто с ним будет в сопровождении дальше», а «кто останется тут». Часть сотрудников УДО выразило желание «остаться тут». Янукович, попрощавшись с ними – передал официальный ОТКАЗ ОТ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ОХРАНЫ (прилагаю скан). Не последовавшие за ним сотрудники управления государственной охраны забрали все государственное оружие, для передачи его в крымское отделение удо.

С оставшейся частью охраны Янукович, в сопровождении А.П. Клюева тремя машинами отбыл в неизвестном направлении – отключив все виды связи."

22 февраля 2014

Обращение В.Ф.Януковича к жителям Украины, записанное 22 февраля 2014 неназванной харьковской телекомпанией и размещённое на официальном сайте президента Украины president.gov.ua за несколько часов до его отключения.



Текст этого заявления (отредактированный, исключены вопросы журналистки), размещённый на сайте президента Украины и позже удалённый с него:

Я абсолютно уверен в том, что это такой пример, который увидела наша страна и весь мир, пример государственного переворота. Я делал все, чтобы в стране не было кровопролития. Мы приняли два закона об амнистии, мы делали все шаги, которые стабилизировали бы политическую ситуацию в стране. Но произошло так, как произошло.

Я приехал в Харьков вчера поздно вечером, я хотел принять участие в сегодняшнем съезде депутатов всех уровней, общественных деятелей, но получилось так, что я не мог поехать, я не мог терять время, потому что я должен был быть все время на связи. Все время шли сигналы о преследовании людей. Я пытаюсь защищать людей тех, которых бандиты преследуют, преследуют в местах их проживания, в местах работы, на дорогах. Я делаю все, чтобы не допустить кровопролития уже близких мне людей.

Меня все время пугают, ультиматумы. Я никуда не собираюсь выезжать из страны. Я не собираюсь подавать в отставку. Я законно избранный Президент. Мне давали гарантии все международные посредники, с которыми я работаю, что они дают гарантии безопасности. Я посмотрю, как они будут выполнять эту роль.

Все, что сегодня происходит в большей степени, конечно, и вандализм, и бандитизм, и государственный переворот. Это моя оценка, и я в этом глубоко убежден.

Что я буду дальше делать - я буду делать все, чтобы защитить свою страну от раскола, я буду делать все, чтобы остановить кровопролитие. Я еще не знаю, как я это буду делать. Я сегодня уже много встречался с людьми, советовался - у меня была такая возможность. Я дальше поеду по юго-востоку страны, который пока еще менее опасный или более безопасный. Я буду продолжать ездить, встречаться с людьми. Во-первых, я хочу найти ответы: что мы будем дальше делать в нашей стране, по какому мы пойдем пути, и, конечно, та паника, которая сегодня охватила, я скажу, нормальных людей и на западе, и на востоке, и в центре... Я видел, что делается в Киеве. По моей машине стреляли, но у меня нет страха. Меня охватывает горе за нашу страну. Я чувствую ответственность. И что мы будем дальше делать - я буду каждый день об этом публично говорить, каждый день.

Я остаюсь на территории Украины. Я буду призывать всех международных наблюдателей, всех посредников, которые участвовали в этом политическом конфликте, чтобы они остановили бандитов. Это не оппозиция - это бандиты.

Все, что происходит в парламенте, на выходе из парламента - депутатов бьют, забрасывают камнями, запугивают. Решения, которые они сейчас принимают, они все противозаконные. И они должны об этом слышать, слышать от меня - я ничего подписывать не буду с бандитами, которые сегодня терроризируют всю страну, украинский народ, позорят Украину.

Я буду искать пути, я посмотрю на международную реакцию, как они будут выполнять свои обязательства. Сейчас работает Министр иностранных дел. Он пока еще легитимный, Леонид Кожара. Вчера он мне докладывал, что разговаривал с европейцами, с Министром иностранных дел Польши, вчера вечером звонил в Соединенные Штаты, вчера я имел разговор с Президентом России Путиным, который мне сказал, что он разговаривал с Президентом США Обамой. И я надеюсь, что я все эти дни буду вести эти переговоры.

Рыбак вчера ко мне приехал. Он ехал ко мне, по пути стреляли в машину. Приехал ко мне и попросил, чтобы я его забрал. Я его забрал и сейчас отправил его машиной в Донецк на лечение. Точно также и Глава Администрации Клюев. Сейчас пошли угрозы судьям Конституционного Суда. Всякими путями. Вчера депутаты Партии регионов выходили из парламента - их забросали камнями.

Выход из Партии регионов... Есть люди, которые не выдерживают, боятся за свои семьи. Это происходит под давлением. Есть и предатели. Я не хочу сейчас об этом говорить. Я не хочу называть никакие фамилии. Пусть это будет на их совести и на их ответственности. Партия пережила много таких времен. Мы пережили 2004-2005 года, когда вышло из партии порядка 200 тысяч, а потом вошло порядка 600 тысяч. Сейчас ситуация, наверно, повторится. Там полтора миллиона, но пусть выйдет 500 тысяч, хотя я не думаю, что так много выйдет. Все равно партия здоровая. Мы видим повтор нацистский, когда в 30-е годы в Германии, в Австрии нацисты приходили к власти. Это повтор. Запрещали партии, сейчас то же самое: запрещают Партию коммунистическую, Партию регионов, вешают ярлыки, преследуют, бьют, избивают людей, жгут дома, офисы. Более 200 офисов ПР сожгли в Украине.


politika.su, 2014
Яндекс цитирования
Рейтинг@Mail.ru